Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Командировка в Тайбэй: часть официальная

В декабре, ближе к новому году, меня охватывает какая-то апатия. Чувствую себя ленивцем из мультфильма: делаю все то же самое, что и обычно, только медленно и неохотно (исключение - чтение лекций на потоке, там особо не помедлишь). Две недели как вернулся с Тайваня, а фото до сих пор не разместил - ай-яй-яй! Иные коллеги еще доклад дочитать не успели, а их портреты уже в сети - в режиме реального времени.
Как и год назад, я участвовал в международном симпозиуме по истории колониальной политики в Азии, организованном Национальным Тайбэйским университетом. Collapse )

Командировка на Тайвань: краткий отчет с картинками. Часть 2

25 и 26 ноября в Национальном Тайбэйском университете проходил "воркшоп" (настоящий "симпозиум" обещают на будущий год) с очень широкой темой - об экономическом и политическом развитии Восточной Азии в новое и новейшее время, как я мог заключить из знакомых иероглифов в его названии. Collapse )

Раймон Пуанкаре - пример скромности

В стихотворении Василия Каменского "Иронический памятник" есть такие строки:
Когда будем покойниками,
Вы удивитесь нашей
Изумительной скромности.
А теперь обзываете разбойниками -
Гениальных детей современности.
Пример скромности, с которым я столкнулся на днях, удивил даже меня.
"Разбойником" Раймона Пуанкаре называли, причем за дело - один из главных виновников Первой мировой войны. "Гением" - не знаю, разве что отчаянные апологеты. Но заподозрить его в скромности никому не приходило в голову.
Иногда я продолжаю покупать редкие или просто занятные книги, связанные с Первой мировой. И вот вижу в каталоге книгу Пуанкаре "Происхождение войны" (1921) с инскриптом Андре Мажино - тому самому, который был военным министром и в честь которого названа линия укреплений. Цена приемлемая.



3аказываю, получаю, не сразу нахожу инскрипт. Принял его за пометку букиниста в правом верхнем углу авантитула (обычное дело для французов).



Оригинальный размер воспроизведенного 3,5 х 5 см.
Сам бы я это не прочитал. Более того, увидев книгу в магазине, автограф бы скорее всего не заметил.
Книга не разрезана. Мажино и так знал, что напишет Пуанкаре о происхождении войны. В общих чертах я тоже знаю - по его полемике с Гарри Элмером Барнесом, который в поиске истины не проявил особого пиетета к бывшему президенту, часто бывшему не в ладах с фактами (каламбур сам собой получился). Так что я тоже разрезать не буду.
Нет, ну каков все-таки скромник!

Правила жизни Джорджа Сильвестра Вирека

Американский поэт, писатель, журналист, пиарщик, политзаключенный. 1884-1962

Сын немецкого отца и американской матери, я считал своим долгом рассказывать стране моих детей о стране моих предков.

Формальное обучение принесло мне мало пользы и никакого вреда – разве что дало некоторую тренировку мозгам. Образование в том виде, в каком оно существует сейчас, совершенно неправильно. Это лишь трата идей и времени. Collapse )

Диссернету - 2 года: предварительные итоги

Первые разоблачения Диссернета два года назад поразили меня, как говорится, фмоск. Да, я много слышал о заказных работах, о незакавыченном списывании с иноязычных источников, о продажных оппонентах, о непотизме, о платных публикациях в ваковских изданиях, но массовый плагиат, поставленный на поток, в сочетании с фантомными "научными" журналами - это было удивительно. Удивляли даже не фамилии уличенных - удивляли масштаб и особенно системность явления. Реакция ЖиВ подтвердила, что команда Диссернета делает правильное дело и делает его качественно.
Коллега, внимательно (в отличие от меня) следящий за деятельностью Диссернета, прислал ссылку на материал к двухлетию существования проекта. Очень рекомендую прочитать его внимательно и до конца. Может, нового там немного, но четко и понятно изложено главное. http://www.dissernet.org/publications/afisha_obrazovanie_v_moskve.htm
Выпишу несколько фраз, на которые обратил особое внимание. Collapse )

Памяти Татьяны Петровны Григорьевой

Умерла Татьяна Петровна Григорьева (1929-2014) - великий ученый, замечательный человек. Мой Учитель и Друг.
Напоминать о ее научных заслугах даже как-то неловко. Достаточно вспомнить книгу "Японская художественная традиция" (1979; переизд. 2005) - содержание которой несравненно шире заглавия (такие были времена!). Это как... как книга Бахтина о Рабле или "Эстетика Возрождения" Лосева - кому что нравится. Впрочем, любое сравнение будет неудачно. Эту книгу ни с чем не сравнить. Ее надо читать.
Филолог по академической специальности. Культуролог по тому, что думали о ней другие. Историк литературы, философии и религии, философ, объединивший мудрость востока с мудростью запада. Человек редкого ума, учитель без дидактики. Человек, способный словом укротить любое беснование. Красивая и обаятельная женщина - понимаю всех, кто был в нее влюблен.
(Пишу это все впопыхах и понимаю, как мне мучительно не хватает Слов).
Я редко встречал людей, которые настолько полно жили бы духовными интересами, интересовались интересным и думали о главном. Причем искренне - менее значительное было ей просто неинтересно и недостойно ее внимания. Она правильно потратила отпущенное ей время.
Прослужив большую часть жизни в Институте востоковедения РАН, Татьяна Петровна настолько жила и творила "вне школ и систем", что представители системной науки ее недолюбливали - на что она, впрочем, не обращала ни малейшего внимания (хороший урок!). Ее знали, ценили и любили люди самых разных специальностей, но одного с ней энергетического поля, да простится мне такое выражение.
Как ученый, как мыслитель, просто как свободный человек она была настолько выше всех окружающих, что мне не приходило в голову ни с кем ее сравнивать. Хотя я не был безоговорочным поклонником всего, что она писала. Но учеником - был и остаюсь, чем горжусь.
Она не создала и не создавала "школы", у нее почти не было прямых "учеников". Она не могла никого "натаскивать", ни с кем "возиться". Она творила. К ней приходили состоявшиеся люди, которые пытались вести диалог - если не на равных, то все же диалог. Удавалось немногим. Кому удавалось - счастье. Татьяна Петровна была добра и одновременно строга. Но всегда искала в людях лучшее - и как правило находила.
Она ушла недооцененной во всем масштабе сделанного ей. Возможно, она сама недооценивала этот масштаб, потому что сделанное ей - в нас.
Не надо соболезнований и пр. и пр. Человек жив, пока о нем помнят. Татьяну Петровну долго будут помнить и любить - это завидная судьба.
(Очухаюсь, напишу что-нибудь более внятное).
До встречи, дорогая и любимая Татьяна Петровна!

Четверть века в науке...

Четверть века в науке. Пафосно звучит, а к пафосу я не привык. Хотя ровно 25 лет назад появилась моя первая научная статья - "Борис Пильняк в поисках корня солнца" // Проблемы Дальнего Востока. 1989. № 6. Точной даты выхода этого номера (за ноябрь-декабрь) я не знаю, но будем считать, что это начало декабря.
Автобиблиография, с учетом всего-всего-всего (ведется для себя), перевалила за 666 позиций (хе-хе). 33 авторских книги, включая две на японском языке и четыре в соавторстве, плюс четыре персональных библиографических указателя (три из них - дополненные переиздания, приношения любимой маме, посему без моей фамилии) и буклет на русском языке про университет Такусеку. 20 книг, где моя фамилия стоит на титуле или обороте титула - в качестве ответственного редактора, составителя, комментатора, переводчика и т.д. Общий тираж авторских книг - под 100 тысяч экземпляров (все в пост-советское время), "составительских" - не считал.
Подводя итоги полтора года назад, сам я сделанным остался доволен - и доволен до сих пор http://molodiakov.livejournal.com/2013/06/05/
Хотя в более благоприятных условиях, не тратя время и силы на борьбу за существование, мог бы сделать намного больше http://molodiakov.livejournal.com/2013/06/14/
Больше хвалиться не буду, но скажу всем спасибо.
Спасибо моим учителям (сэнсэй), прежде всего Эльгене Васильевне Молодяковой (не только маме, но и Учителю), Татьяне Петровне Григорьевой и Леониду Константиновичу Долгополову.
Спасибо старшим коллегам (сэмпай), порой лет на 50-60 лет старше, список которых не привожу, чтобы не показаться нескромным.
Спасибо коллегам моего поколения, с которыми вместе я рос духовно и профессионально.
Спасибо младшим коллегам (кохай), которые держат меня в тонусе.
Спасибо друзьям, приходящим на помощь в трудную минуту и делящим радости.
Спасибо начальству, не мешавшему мне заниматься наукой.
Спасибо редакторам, не терзавшим мои тексты, но умело подсказывавшим, что следует уточнить и исправить.
Спасибо издателям (за одним исключением), в том числе тем, с кем наши отношения разладились или не продолжились. Спасибо всем, кто работал над моими книгами.
Спасибо архивистам и сотрудникам библиотек, что не требует пояснений.
Спасибо букинистам и коллекционерам - аналогично.
Спасибо строгим, но доброжелательным критикам, которые помогли сделать мои тексты лучше.
Спасибо рецензентам, несшим знание о моих работах.
Спасибо хулителям и недоброжелателям, которые помогли мне стать реалистом, но не сделали циником.
Спасибо читателям, слушателям и зрителям за внимание и обратную связь.
Спасибо всем, кого я любил и кто любил меня. Ваше присутствие в моих книгах намного больше, чем кажется.
Спасибо всем, кому я чем-то обязан, но кого не вспомнил: Бог сохраняет все.
Но самое большое спасибо - и да не обидится никто на это - моей семье, маме и Оле. Спасибо за то, что моя жизнь удалась - в науке и не только.
Прозит!

16 ноября: памяти Георгия Шенгели

Печатные источники указывают датой смерти Георгия Аркадьевича Шенгели (1894-1956) 16 ноября, но на его надгробии выбито 15 ноября. Какая верна? Дата рождения на надгробии указана неверно: 2 июня вместо 2 мая.
Но об это позже, а пока скажем просто: здравствуйте, Георгий Аркадьевич! Потому что те, кого помнят, живы.
К дате поспел неопубликованный инскрипт Шенгели - из приобретений этого года. Collapse )