Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Дмитрий Шестаков. Миги

МИГИ

I.
Цветы
Ни к чему не прилепляться,
Все мгновеньями любить, –
Вот что значит наслаждаться,
Вот что значит жизнью жить!
Только миг у брака брачен, –
Жизнь и смерть всегда чета,
Краткий срок цветам назначен, –
Но какая красота!
И бесцельны, и безвластны,
В упоении мечты, –
Так мгновенны, – так прекрасны
Легкой радости цветы.
14 июля 1925


 

II.
На бревне
На бревне, над речкой горной,
Чуть журчащей меж камней,
Сладок отдых, сладок сумрак
Еле шепчущих ветвей.

Говорят они: усталый
Путник, сядь к нам отдыхать, –
Светлых сказок мы нашепчем,
Их с собой ты можешь взять.

В холод жизни, в путь далекий
Понесешь, как клад живой,
Свежий голос речки горной,
Говор леса над водой.
29 июля 1925


III.
Я люблю эти ранние, робкие грезы,
Очертанья неясные тающих снов,
И распятье кривое застывшей березы,
Не мечтавшей о пухе грядущих листов.

Я люблю эту музыку смутных созвучий,
Чуть воскресших над темной могилой души.
И в траве, по росе, голубой и певучей,
Колокольчика зов в дорассветной тиши.
10 апреля 1926


IV.
Последний миг
Тихо и ясно в душе заключить
Эту последнюю знойную нить,
Это смущенье и это «прощай»,
Этот цветов засыпающих рай,
Эту луну на скамье и у ног,
Этот весны ускользающий вздох,
Эти немые на страже кусты,
Этот томительный миг красоты.
16 апреля 1926


V.
Много звучит голосов, призывающих чуткое сердце,
Много задумчивых снов ночь навевает мечте,
Только призывнее всех для меня и волнует всех слаще
Свежий, как поздняя ночь, ночью подсказанный стих.
23 декабря 1926


VI.
Не говори, что ты устала:
Еще весна твоя светла,
И ночь так пышно раскидала
И звезд и песен без числа.

Лишь только щедро и глубоко
Еще всей жизнью ты живи
И сердце распахни широко
Для слез, и неги, и любви.
25 июля 1927


VII.
Сердцу и только ему на лазурно-прозрачном рассвете,
Тихий мой друг, отдадим робкую тайну свою.
Все и поймет, и простит молчаливый и грустный волшебник,
Чтоб на заре обронить знойный и сладостный стих.
29 марта 1927


VIII.
Я бы рад не любить, я бы рад не мечтать,
Но такая весна, но такая заря,
И всю ночь соловьи не давали мне спать,
В безглагольном восторге дрожа и горя.

Я бы рад не любить, я бы рад не мечтать,
Но весь вечер вчера тот ручей под окном
Торопился бежать, торопился шептать,
Как смычок по струне, об одном, об одном…
30 марта 1927


IX.
Календарное
Снова май. В овраге полном
С пеньем пенится вода.
Это май, а май безмолвным
Не бывает никогда.

Разбежалось в поле стадо,
Пастушонку лень бродить.
Знать, опять кому-то надо
Любоваться и любить.

Чу! Над влажными листами
Все желанней и звучней
Осмелевший под звездами
Запевает соловей.

Хорошо бродить свободным,
Петь и прыгать, как вода.
Это май, а май холодным
Не бывает никогда.
6 мая 1927


X.
Светлы весенние просторы,
Тиха безоблачная даль,
Опять из сердца без укора
Уходит старая печаль.

И веет снами молодыми,
И думы легкие чисты,
И над могилами родными
Дрожат прозрачные листы.
15 мая 1927


XI.
Я сумел бы тебя и любить, и ласкать,
Только словом так трудно решиться сказать.
Я бы лучше сумел, если б розою был,
Если б тонким тебе ароматом кадил,
Если б облачком свежим я плыл над тобой,
Если б тайны ронял серебристой росой,
Если б тенью прохладной мог стан твой обнять,
Я сумел бы тогда и любить, и ласкать.
19 декабря 1927


XII.
Право, не надо нам долгих речей,
Будь только смутно журчащий ручей,
Будь только леса осеннего мох,
Будь только сердца затихшего вздох,
Будь только тропка в тенистый овраг,
Будь только негой замедленный шаг,
Будь только ветер, взметнувший листву,
Будь только сказочный сон наяву.
14 сентября 1928


XIII.
«Выйдем тихонько бродить»
Пойдем сегодня побродить
Одни над мирными брегами,
Пойдем душою повторить
Созвучье ночи со звездами.

И в миг, как их померкнет рой
Пред набегающим рассветом,
Как сон, расстанемся с тобой,
Чтоб белый день не знал об этом.
29 марта 1929


XIV.
Опять весна, и негой сладкой
Обвеян мелкий пух аллей,
И узкий месяц встал украдкой
Смотреть сквозь прорези ветвей.

И тает даль, и все, как прежде:
И жизнь полна, и томны сны,
И любо молодость надежде
Отдать на празднике весны.
10 апреля 1929


XV.
Родная, тихая заря
Над мирной далью деревень,
Когда, задумчиво горя,
Беззвучно в ночь отходит день.
И над недвижною рекой,
Не колыхнувшей гладь струи,
Расстелет вечер золотой
Тенета мягкие свои…
20 мая 1929


XVI.
Ты вся в звездах. В окне открытом
Твой профиль четко озарен,
А там, внизу, в логу забытом,
Весны светлеет тонкий сон.

Весна царит, бросая пенье
В затишье сада и села,
И в этом чистом озаренье
Ты так невинна и светла.

Мерцают звезды. Чуть росится
Плетень соседнего двора,
И сердцу хочется томиться,
Пылать и плакать до утра.
1 июля 1926


XVII.
И праздник мой настал. Густою
Волною льется аромат.
Передо мною и за мною
Картины чудные лежат.

Но коротка, как сновиденье,
Моя роскошная весна,
И разве иней сожаленья
Оставит старости она.
29 августа 1926


XVIII.
Печаль и музыка одно…
Как широка пустыня жизни,
Как душу спавшую давно
Томит призыв былой отчизны!

Мечте мучителен покой,
Ей внятен голос вечно юный,
И кто-то сильный и живой
В душе натягивает струны.
20 сентября 1926


XIX.
Как после тягостной разлуки,
Красив и тих твой ясный свет,
Какие ласковые руки,
Какой пленительный привет.

Какая даль передо мною,
И как безоблачно чиста
Из сердца полного тобою
Струится песня на уста…
21 октября 1926


XX.
Право, иного я счастья не жду:
Столько огней в полуночном саду,
В небе высоком огня и в воде,
Искры росы и по листьям везде,
Да и в траве под ногой светляки
В теплом мерцанье зажгли огоньки,
Да и в косе-то, гляди, у тебя
Звездочка, что ль, заблудилась, любя?
16 октября 1929


XXI.
Окошко
Мое зеленое окошко –
Оно весь день свежо молчит,
Оно на старую дорожку
Седого путника манит, –
Дорожку топкую лесную,
Где снова он изведать рад
И сказку лета голубую,
И зной смолистых колоннад.
4 июня 1930


XXII.
Пень
О, волшебство природы летней!
Леса под шумною фатой,
И все знойней, и все приветней
Улыбка прелести земной.
Рукой заботливою няни
Все пятна ветхие смела,
И пень кривой на той поляне
Как ризой брачной убрала.
Смотри: теснятся в дружной неге
И, хорошея с каждым днем,
Со всех сторон в листах побеги
Спешат сравняться с горбуном.
6 июня 1930


XXIII.
Есть в одинокой, ясной ночи
Такая грусть и пустота.
Глядят луны немые очи
На нелюдимые места.
Что это – жизнь иль отраженье
Отживших дум в зерцале сна?
А в высоте, как привиденье,
Проходит мертвая луна.
О, будь лучом моей ты ночи,
Чтоб обезволенная мгла
Познала свет, открыла очи
И вновь дышала и жила.
7 июня 1930


XXIV.
Я поздно вышел. День счастливый
Уж догорел в костре лучей,
И затянул туман пугливый
Виденье зноя и огней.

И только там, где за мгновенье
Великолепный храм парил,
Чуть взору чудилось волненье
Сотлевших без возврата крыл.
8 июня 1930


XXV.
Ре мажор
Не знаю сам я, оттого ли,
Что сердцу воля дорога,
Люблю я праздник дикой воли,
Люблю речные берега,
Когда их ломит ярый грохот
Восставших вод, крушимых льдов,
И тяжек пьяный зык и хохот
Раскипятившихся бойцов.
9 июня 1930


XXVI.
Здесь под кущей винограда
Я присяду. Мне тепло.
Солнце – путнику награда,
Солнце гроздьям винограда
Даст прозрачное стекло.

Отчего ж на сердце тени
И в груди, как ночь, темно?
Солнце, солнце, добрый гений,
Разгони туман сомнений,
Дай палящее вино!
11 июня 1930


XXVII.
Уже березы полуголы,
А воздух все лучит и чист,
И безмятежные глаголы
Лепечет падающий лист.

И в сердце нет сопротивленья…
О, будь благословенно ты,
Хотя б в последнее мгновенье
В закатном золоте мечты.
16 сентября 1930


XXVIII.
Бокал
Как хорошо быть одиноким,
От всех бойцов равно далеким,
Любить свое, любить одно,
В живую цепь ковать звено.

Как хорошо по небывалым
Бродить стезям, по снам грустя,
Как хорошо бокалом малым
Испить от полного ручья.
25 февраля 1931


XXIX.
В сторонке
В мое окно вся жизнь людская
В разнообразии видна,
И улиц суета дневная,
И вечный бег веретена.
Но как милей на миг к сторонке
С немою думой отступить
И слушать зов свирели тонкой
И грезы тающую нить.
11 марта 1931


XXX.
Перед сном
Как хорошо под вечерок,
Едва погаснет дня волненье,
Пойти сложить у милых ног
Весь груз тревоги и сомненья.

Смелей прижмись к моей груди
Пред сном головкою усталой,
И речи мирные веди
О том, что было да бывало.
23 сентября 1931


ХXXI.
Зарницы
Вчера, когда мы расставались,
Сбиралась за морем гроза.
И много высказать пытались
Твои безмолвные глаза.
Но мы и целая природа
Свершали молча договор,
И от восхода до захода
Мерцал зарниц безмолвный хор.
16 июня 1931

ХXXII.
Март
Ты – предвесенняя, живая,
Чуть мартом тронутая даль,
И чаша неба голубая,
Как незапятнанный хрусталь.

И сердце бредит, сердце чует:
Вот-вот не месяцы, а дни –
И солнце знойно расколдует
Цветы, и песни, и огни.
18 марта 1932

 



?

Log in

No account? Create an account