?

Log in

No account? Create an account

Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

ГЕОРГИЙ ШЕНГЕЛИ: ЧЕРНАЯ ЛЕГЕНДА О «ПОЭТЕ-ЧЕКИСТЕ»

12 сентября 2018 г. на сайте «Радио Свобода» была опубликована статья Константина Львова «Жизнь на кровавой звезде. Георгий Шенгели, поэт-чекист», формально построенная как отклик на вышедшее в этом году собрание художественной прозы Георгия Аркадьевича Шенгели (1894-1956) «Черный погон» (М.: Антоним, 2018). Интерес к творчеству одного из лучших русских поэтов ХХ века не может не радовать. В то же время содержащаяся в статье крайне предвзятая и, как следствие, в корне неверная трактовка отношений Шенгели с репрессивными органами (принадлежность к ЧК даже вынесена в заголовок) вызывает глубокое сожаление и возмущение.
Чекист – это штатный сотрудник карательной службы с соответствующим полномочиями, убеждениями и наклонностями. Случай Шенгели, даже если он был в конечном счете принужден к формальному сотрудничеству (чему нет документальных подтверждений), больше похож на историю героического сопротивления одиночки.
Со слов Н.Я.Мандельштам известна история о вербовке чекистами Шенгели в осведомители после публичного чтения им летом 1924 года стихов памяти Гумилева – по тем временам, тяжкое преступление – под угрозой увольнения с работы и ссылки на Соловки. Называть насильно завербованного человека «чекистом» – это всё равно что назвать заключенного – сотрудником ГУЛАГа.
Насколько справедливо утверждение о том, что «сотрудничество Шенгели с ведомством страха продолжалось не один десяток лет»? В статье говорится: «Тайная жизнь Георгия Шенгели началась еще в 1919 году, когда советский комиссар искусств, переведенный из alma mater Харькова в Севастополь, спешно вынужден был стать Валентином Сергеевичем Якубовым и переноситься то в Керчь, то в Одессу: “Чека – одна из форм войны”». В книге В.Э.Молодякова «Георгий Шенгели: биография» (М.: Водолей, 2016; далее: Биография) эти «загадочные» обстоятельства очень просто объясняются без привлечения конспирологии. Чтобы спасти «красного» комиссара искусств от «белых», керченские большевики с помощью левых эсеров сделали Шенгели фальшивый паспорт, о чем позднее подробно рассказала участница операции Мария Заславская (Биография. С. 146-148). Шенгели добрался до Керчи, но ненадежный паспорт надо было снова менять. Новыми документами он обзавелся с помощью керченского студенческого землячества, как писал в автобиографии, включенной в книгу прозы. В романе «Черный погон» ему в этом помогает ближайший друг юности Александр Станиславский – офицер-«марковец» и сын местного благочинного по прозвищу «кардинал Босфорский» (в статье «кардинал Босфорский» упоминается без пояснений и кавычек). Так что к приключениям Шенгели 1919-го года на маршруте Севастополь–Керчь–Одесса чекисты никакого отношения не имеют.
О подневольной вербовке Шенгели осенью 1924 года известно из «Второй книги» Н.Я. Мандельштам. В упомянутом жизнеописании Шенгели этот сюжет детально разобран (Биография. С. 409-416). Стоит привести итоговый вердикт Надежды Яковлевны: «Мой приятель, конечно, лавировал, но прямых злодейств не делал». Какой грех мог быть у осведомителя? Донос! Оболгать невинного, уничтожить соперника или недоброжелателя. Прямое злодейство следует интерпретировать как донос. Вывод: Шенгели достойно выходил из сложившихся обстоятельств и не был доносчиком. С учетом того, кто это говорит, приговор можно считать оправдательным.
Содержащиеся в статье намеки на особую «осведомленность» Шенгели, якобы позволявшую ему «понять, что настало время поменять Государственную академию художественных наук на кафедру в Самарканде, или когда просто необходимо сочинить и послать по главному адресу 15 (!) поэм о Сталине», также не выдерживают критической проверки. Оба утверждения восходят к давним статьям В.Г. Перельмутера. Однако нет никаких реальных оснований утверждать, что отъезд Шенгели на работу в Самарканд в октябре 1929 г. был вызван чем-то, кроме материальных трудностей (Биография. С. 313-314).
Произведение Шенгели «Сталин. (Эпический цикл)» или просто «Эпический цикл», впервые полностью опубликованное во втором томе подготовленного В.А.Резвым двухтомника «Стихотворений и поэм» Шенгели (М.: Водолей, 2017), включает восемнадцать (!) поэм-«тем» и одну «интерлюдию», из которых непосредственно о Сталине речь идет только в трех (!). «Эпический цикл» правильнее называть «пятнадцать поэм НЕ о Сталине» (Биография. С. 382-383).
Известная со слов вдовы поэта Н.Л. Манухиной история о том, что Шенгели по завершении работы в 1939 году послал цикл Сталину, также не подтверждается фактами. Иначе зачем ему надо было в мае 1950 года, 11 лет (!) спустя, обращаться к Берия с просьбой прочитать поэму и «сообщить о ней И.В. Сталину – если она покажется Вам достойной того». Никакого ответа автор не получил, равно как и на все остальные обращения в «инстанции» (Биография. С. 390-404). Добавим, что настойчивые обращения поэта не только в «инстанции», но и к собратьям по перу опровергают другую черную легенду о Шенгели – о «страхе и слабости, поддавшись которым сочинил он в конце 30-х годов… книгу поэм о Сталине» (определение В.Г. Перельмутера).
Что же остается от легенды о «поэте-чекисте»? Задание, данное ему В.Н. Ильиным летом 1941 г. – остаться в Москве на случай ее занятия немцами чтобы издавать «коллаборационистский» журнал или альманах с целью привлечь к нему «контрреволюционное подполье». Об этом известно со слов падчерицы поэта И.С. Манухиной (Биография. С. 407-408), которая, по всей видимости, опиралась на рассказы матери. Устные свидетельства, сделанные через много лет после описываемых событий и еще позже записанные по памяти третьими лицами, – ненадежный источник, тем более что некоторые рассказы Н.Л.Манухиной прямо опровергаются фактами (Биография. С. 393). Во всяком случае Шенгели остался в Москве не по собственной воле, а лишь после того, как чекисты пригрозили не отпускать в эвакуацию его жену.
«Его оставили “для связи” на случай сдачи города», – писала Н.Я. Мандельштам, пояснив: «Я знаю ряд людей в том же положении, получивших такой же приказ. Агентура составлялась из скомпрометированных людей, которым некуда было податься». Скомпрометированных – перед советской властью. Эта фраза вбивает последний гвоздь в гроб лжи о «поэте-чекисте» Георгии Шенгели.
Мы очень признательны сайту «Радио Свобода» за интерес к трагическим эпизодам истории русской литературы и русской жизни ХХ века. Мы не сомневаемся, что «Радио Свобода», так же как и мы, твердо придерживается позиции, что это надо делать честно и ответственно, опираясь на все известные факты.

Василий Молодяков, доктор политических наук, автор книги «Георгий Шенгели: биография» и послесловия к книге «Черный погон»
Владислав Резвый, составитель и комментатор книг Георгия Шенгели «Стихотворения и поэмы» и «Черный погон», научный редактор книги «Георгий Шенгели: биография»
Антон Маринин, составитель и комментатор книги Георгия Шенгели «Черный погон», дальний родственник поэта

  • 1
lucas_v_leyden September 28th, 17:55
Мне кажется, что выступления на сайте "Радио свобода" можно смело выносить за скобки восприятия: до такой степени деградировало это некогда симпатичное место за последние несколько лет. Это примерно как расстраиваться из-за рецензии в "Земщине" на биографию Фруга:)

egor_herzog November 26th, 17:36
Прочитал три главы "Черного погона" в сборнике "Встречи с прошлым". Ну это офигенная вещь!!! Надо покупать книгу!

  • 1