Василий Молодяков (molodiakov) wrote,
Василий Молодяков
molodiakov

Categories:

Третья республика: последствия "левого поворота"

Для либералов // демократов "слева врагов нет".
Для националистов // патриотов "справа врагов нет".
При этом быть "левым" - хорошо, а "правым" плохо :(
Французская Третья Республика (1870-1940) жила с этим сознанием. Ее давно нет, а сознание осталось.
Даже при правоцентристском большинстве в Палате депутатов и Сенате кабинеты - полностью зависевшие от этого большинства - клонились влево. Чем это закончилось, известно.
Главную роль в "левом повороте" играла партия радикалов - центристская, но с уклоном влево. Партия Жозефа Кайо, Эдуара Эррио и Эдуара Даладье.
Кайо обвиняли в том, что он "предатель" и "немецкий агент". Никаким предателем он, конечно, не был, но считал, что с Германией выгоднее торговать, чем воевать. Умный и разнообразно одаренный человек. Трудно не подпасть под его обаяние, особенно прочитав три тома его мемуаров.
Эррио - преемник Кайо в качестве лидера радикалов - считался "другом Советского Союза", поэтому в СССР о нем много писали и выпустили две книги его мемуаров (при изучении эпохи знакомство с ними необходимо, но нужен критический подход). Сторонник блока с социалистами и борец с "реакцией", он как никто среди радикалов содействовал "левому повороту". В 1940 г. возглавлял Палату депутатов. Непотопляемый...
Даладье, по-моему, был просто дурак. Во всяком случае в критические минуты: что февраль 1934 г., что август-сентябрь 1939 г. и все последующие месяцы до капитуляции Франции - он был явно не на высоте положения, ни как премьер, ни как член кабинета. Насколько Мюнхенское соглашение можно считать его заслугой? Вообще Мюнхен я считаю заслугой, но роль Даладье там невелика.
С детских лет мы знаем "Чемберлен и Даладье", как будто это одно и то же. Но это как "Хасан и Халхин-гол": мы привыкли к устойчивому сочетанию, а по сути это принципиально разные события. Так и Чемберлен с Даладье - политики и государственные деятели просто несравнимого масштаба. Чемберлен был выдающимся государственным деятелем, хотя, возможно, не слишком ловким политиком. Даладье был политик так себе (регулярно садился в лужу, но сильнее всего 6 февраля 1934 г.), а государственный деятель совсем никакой.
Tags: Франция, историография, история, политика, размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments