Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Околовирека-25: Сэмюэль Рот

Герой сегодняшней серии - поэт, прозаик, публицист, редактор, издатель и книгопродавец Сэмюэль Рот (1893-1974) выделялся дурной репутацией даже среди знакомых Вирека. Несовершеннолетним и депутатам лучше не смотреть!

Уроженец галицийской деревушки, в десятилетнем возрасте оказавшийся с семьей в Америке, Рот познал жизнь небогатых еврейских иммигрантов в Нью-Йорке. В 20 лет он дебютировал как составитель антологии сионистской поэзии
https://archive.org/details/newsongszionazi00unkngoog, в 24 года выпустил замеченный критикой сборник стихов «Первое приношение», издавал журнал «Lyric», куда привлек известных поэтов, а в 1919 г. открыл книжный магазин «Поэзия», где бывали Алистер Кроули и Людвиг Льюисон. Годом позже он познакомился с Виреком, хотя их близкое общение началось только тридцать лет спустя.
Поборник классических образцов и автор недурных (на мой вкус) сонетов, Рот любил модернизм и эротику и не боялся риска. Публикация им в журнале «Two Worlds Monthly» в 1926-1927 гг. фрагментов «Улисса» (полный текст был запрещен к ввозу в США за «безнравственность») – без разрешения автора, но и без формального нарушения авторского права – вызвала коллективный протест, который ославил Рота как «пирата» и «вора». Его черновик написал Людвиг Льюисон, приятель Джойса и Вирека, но последний к протесту не присоединился. По словам Джея Герцмана, биографа Рота, «Сторонники Джойса успешно закрепили за ним статус парии на всю оставшуюся жизнь» (Jay A. Gertzman, Samuel Roth, Infamous Modernist. University Press of Florida, 2013; хорошая книга, только... в именном указателе нет Вирека, неоднократно упоминаемого в тексте).
Рот сам способствовал своей непростой судьбе: издавал и продавал запрещенные за «порнографию» книги, что несколько раз приводило его за решетку, опубликовал юдофобский памфлет «Евреи должны жить» (1934)https://archive.org/details/JewsMustLiveAnAccountOfThePersecutionOfTheWorldByIsraelOnAllThe, в котором обрушился на многих влиятельных лиц, включая Льюисона и скандального журналиста Уолтера Уинчелла (да, я помню, что обещал посвятить ему серию).
В начале пятидесятых Рот занимался продажей через почтовые заказы эротических книг и журналов, которые выпускал под разными марками, поскольку запрет на пересылку одного издания становился «черной меткой» для всей продукции издательской или торговой фирмы. Оживлению его знакомства с Виреком в начале 1950-х годов мог содействовать их общий друг Шеймус О’Шил. Издатель пригласил Джорджа Сильвестра в свой ежеквартальник «American Aphrodite», выходивший в твердом переплете и суперобложке и адресованный утонченным ценителям эротики.





(Почти все выпуски до сих пор встречаются в продаже - часто и недорого!)
Назвав его «самым удивительным периодическим изданием в Америке», Вирек восклицал: «Не знаю, какая судьба ждет «American Aphrodite», но уверен, что в истории американской культуры она займет не менее почетное место, чем «Yellow Book». Оба – символы великой эпохи и литературного пробуждения». Сказано искренне – с поправкой на пристрастие к цветистым фразам и с учетом благодарности за возможность появления в печати, хотя и с небольшим гонораром: 300 долларов за переиздание книги тюремных мемуаров "Превращая людей в скотов", 50 за статью в «American Aphrodite».
Когда никто не хотел печатать послевоенные стихи Вирека, его выручил Рот, считавший «новейшую фазу творчества» Джорджа Сильвестра «самой богатой». В «American Aphrodite» он поместил три его поэтические подборки: «Портрет королевы фей» в кн. 11 (1953) – 14 стихотворений, включая «Тюремные портреты», «Когда б ты умерла» с посвящением жене Маргарет и сонет памяти Альфреда Дугласа; «Смех в аду» в кн. 13 (1954) – 12 стихотворений; «Отчет из ада» в кн. 15 (1954) – 10 стихотворений, включая «Спецблок», «Бастилию округа Колумбия» и два стихотворения из «Свечи и пламени» – «Обреченная душа» и «Баллада королевы Лилит». В той же кн. 15, посвященной 100-летию Уайльда, опубликовано эссе Вирека – под псевдонимом «Robert Warwick» – «Любовь, которая не смеет назвать свое имя» (вошло в русский однотомник 2013 г. "Дом вампира и другие сочинения").
В ротовских изданиях Джордж Сильвестр оказался востребован и как критик. В «уайльдовском» томе «American Aphrodite» он поместил обзор «Эротическая нота в современной американской беллетристике», приветствуя «избавление от пуританизма» в стране, где «кастрировали Эроса и распяли Афродиту»: «Даже если авторы переходят тонкую грань между литературой и порнографией, это развитие в здоровом направлении». Его рецензии печатало другое детище Рота «Good Times» – 64-страничные тетрадки небольшого формата, обильно иллюстрированные рисунками и фотографиями обнаженных красоток и адресованные публике «попроще».







Балансируя на грани того, что считалось порнографией, журнал обходил почтово-цензурные рогатки, но три его выпуска все же попали в обвинительное заключение против Рота, и с началом его очередной отсидки весной 1956 г. издание прекратилось. В 22 номерах за 1953-1956 гг. (объявленный ежемесячным, журнал появлялся нерегулярно) Джордж Сильвестр поместил 15 рецензий (три первых как «G.F. Corners»), в том числе на книги Олдоса Хаксли, Теннеси Уильямса и Нормана Мейлера, и 3 очерка (как «Corners» и «Warwick») о психологических странностях на сексуальной почве. Это был последний опыт его регулярного сотрудничества в периодике.





Не знаю, можно ли назвать Вирека и Рота друзьями, но единомышленниками – можно. Биограф Рота применил к своему герою характеристику, которую Филис Келлер ранее дала Виреку: «Нарциссическая поглощенность собой и завышенная самооценка (в сочетании с восхищением членами своей семьи, которые воспринимаются как продолжение себя); использование фантазии как моста в окружающий мир; безудержный эксгибиционизм и драматизация своих поступков; неспособность соединить мысль и эмоции; чувство вины, которое побуждало обоих искать наказания и в то же время оправдывать свои убеждения и поступки».
«Ваша натура настолько сложна, что никто не может адекватно анализировать ее, даже вы сами», – писал Вирек Роту 5 июня 1954 г. Помимо общности интересов их сближали перенесенные испытания. «Мы оба прошли одну из наиболее редких инициаций – тюремное заключение за отстаивание того, во что верили настолько сильно, чтобы рисковать» - писал Рот Виреку, поздравляя того с 70-летием.
В 1954-1955 гг. Рот находился под следствием, за которым стоял Уинчелл: один из информаторов, собиравших «компромат» на издателя, отметил его связь с Виреком. «Король сплетен» не простил выпуск разоблачительной книги о себе (это отдельная песня), и в 1956 г. «эта враждебность привела Рота за стены федеральной тюрьмы» Льюисбурга, в которой десятилетием раньше "парился" Джордж Сильвестр.

Автографы Сэмюэля Рота не относятся к числу редких. У меня он представлен экземпляром "Первого приношения" с инскриптом Альтеру Броди (1895-1984?), поэту, а затем журналисту и просоветскому пропагандисту в США.





Пример того, как НЕ НАДО делать дарственные надписи (это она еще с увеличением!).

  • 1
phd_paul_lector July 23rd, 2015
Занятный тип

molodiakov July 26th, 2015
Кажется, я уже читал у тебя этот комментарий по адресу совсем другого персонажа))))

phd_paul_lector July 27th, 2015
Ну, много есть на свете занятных типов, хотя они могут быть занятны по-разному :)
ты вот тоже, например, я считаю :)

molodiakov July 28th, 2015
"Я вас услышал" (с)

phd_paul_lector July 28th, 2015
%-)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account