Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Околовирека-20: Бертон Уилер

Изменения в программе передач: вместо журналиста Уолтера Уинчелла, гонителя Вирека, сегодня в студии сенатор Бертон Уилер (ему от Уинчелла тоже досталось).

Сенатор Хирам Джонсон делил коллег на «работяг» и «красавчиков». Бёртон Уилер (1882-1975), избранный в Сенат в 1922 г. от штата Монтана, принадлежал к первым, имея репутацию компетентного юриста, неподкупного политика и отличного оратора. . После полутора лет борьбы с «массовой истерией насчет шпионов и диверсантов», охватившей Монтану после вступления США в Первую мировую войну, когда жители всерьез ждали нападения германской авиации (!), Уилеру пришлось оставить пост окружного прокурора, поскольку он «отказывался судить людей только на основании слухов и клеветы, без доказательств того, что они нарушили закон» (из воспоминаний его дочери). Став сенатором, он одним из первых посетил СССР и добился отставки коррумпированного генерального прокурора Гарри Догерти, поэтому в 1924 г. «боевой Боб» Лафоллетт выбрал его своим кандидатом в вице-президенты от Прогрессивной партии. Видимо, тогда Уилер познакомился с Джорджем Виреком - активистом предвыборной кампании прогрессистов.


"Боевой Боб" и его не менее боевой вице. 1924. Оригинальное пресс-фото.

В 1930 г. Уилер первым из видных демократов (на свою голову) рекомендовал выдвинуть Франклина Рузвельта кандидатом в президенты, участвовал в его кампании и в целом поддерживал «Новый курс». Разрыв между ними наметился в 1937 г., когда сенатор возглавил противников «заполнения» Верховного суда. Что это такое? Слово вирековскому приятелю, конгрессмену-республиканцу Гамильтону Фишу, автору "Мемуаров американского патриота".


(Вам не показалось: на обложке один и тот же Фиш, но в разном возрасте)

"ФДР был одним из самых искусных политиков в американской истории. Лучше любого из хозяев Белого дома он знал, как завоевывать общественное мнение и распространять пропаганду. Он мог убедить Конгресс давать ему миллиарды долларов, которые тратил как хотел. Он мог убедить страну принять “Новый курс”, дав слово, что это в ее интересах. Но он не мог убедить девятерых стариков в Верховном суде, что “Новый курс” конституционен». Попытка добиться для президента права дополнительно назначать членов Верховного суда, чтобы обеспечить «зеленый свет» администрации, вызвала неприятие в обеих партиях как стремление покончить с независимостью судебной власти и весной 1937 г. была отвергнута Конгрессом. Это было первое и единственное крупное поражение администрации Рузвельта, которой удалось постепенно провести в Верховный суд своих сторонников. Однако президент, по словам политического аналитика и автора знаменитой книги "Рузвельтовский миф" Джона Флинна, «воспринимал любую критику своих действий как проявление враждебности лично к нему», и любой противник плана «заполнения» Верховного суда, получил «черную метку» (как и сам Фиш). Уилер знал, добавил Флинн что, "возглавив это движение, положил на стол Рузвельту свой смертный политический приговор, который тот не замедлил подписать".
К началу войны в Европы Уилер – пользовавшийся поддержкой не только однопартийцев, но и многих республиканцев, – был одним из самых влиятельных сенаторов страны, самым сильным противником Рузвельта в рядах демократов и возможным конкурентом в борьбе за Белый дом. Рузвельт решил обыграть Уилера, попытавшись осложнить ему перевыборы в Сенат в 1940 г. и одновременно предложив пост вице-президента, поскольку занимавший его "Кактус Джек" Гарнер был принципиально против третьего срока. «Я не хочу разрыва с администрацией, – заявил сенатор, – не хочу выступать против Демократической партии, но мне придется порвать с Демократической партией, если она станет превращаться в партию войны». Расчет не оправдался: Уилер отстоял мандат и отказался от вице-президентства (демократы Монтаны выдвинули его кандидатом в президенты), но добился включения антиинтервенционистских положений в партийную программу.
После выборов противостояние обострилось. В январе 1941 г. Уилер выступил против закона о Ленд-лизе как шага к участию в войне и удостоился публичной отповеди президента за «самое лживое, подлое и непатриотичное высказывание». В мае разоблачитель "почтовой пропаганды" Генри Хоук обвинил сенатора в предоставлении своих франкированных конвертов (отдельная история) респектабельному германо-американскому (не пронацистскому!) Обществу Штойбена, используя выражения «прискорбная репутация» и «пронацистская пропаганда». «Если бы Уилер и (сенатор Джеральд) Най были интервенционистами, - заметил историк Уэйн Коул, видный исследователь американского антиинтервенционизма, - сомнительно, чтобы Хоук стал изучать под микроскопом использование ими почтовой привилегии».
В июле 1941 г. к кампании подключился военный министр Генри Стимсон: сообщив, что три открытки с фрагментами "изоляционистских" речей сенатора (из 300-тысячного тиража!) попали к солдатам, он назвал это действиями «на грани подрывной деятельности, если не измены». Уилер ответил яркой и резкой речью: «Если три открытки могут подорвать дух и дисциплину армии, нам нужен новый военный министр». Оснований для преследования по закону не нашлось, и Стимсону пришлось извиниться за «неверное заявление».


Сенатор Уилер и "счастливчик Линди" Чарльз Линдберг. 1941. Хорошее фото, хотя и растиражированное; в биографии Вирека будет малоизвестное и очень выразительное фото Уилера.

Ставший одним из ведущих ораторов национального комитета "Америка прежде всего", в деятельности которого также участвовали его жена и дети, сенатор критиковал интервенционистский курс до дня Пёрл-Харбора, а затем сосредоточился на внутриполитических проблемах, включая защиту гражданских прав. На выборах 1946 г. Уилер стал объектом кампании «черного пиара» с «красным» оттенком, в которой видное место заняли связи с «нацистским казначеем» Виреком. Журналист Дэвид Кин, он же Плоткин, написал пасквиль на сенатора-"фашиста" объемом с целую книгу, выпущенный его противниками. Мир неширок: меньше чем через десять лет Плоткин будет редактировать полупорнографический (по тем временам!) журнал "Good Times", где печатался Вирек. Ничего личного - только бизнес.
Несмотря на поддержку президента Гарри Трумэна, Уилер в 1946 г. проиграл партийные выборы, отказался выступать как независимый кандидат и ушел из политики. Покидая Капитолий после 24 лет службы, сенатор велел уничтожить хранившиеся в офисе бумаги, – не потому ли в его архиве не сохранилось следов общения с Виреком? Впрочем, "осадок остался": в ряде страшилок-альтернативок Уилер фигурирует в качестве своего рода "американского Квислинга" (Вирека фекалописатели тоже не оставляли в покое).
В 1962 г. - год смерти Джорджа Сильвестра - Уилер выпустил интересные мемуары "Янки с запада". Правда, он очень скупо написал о своем «изоляционизме» и ни разу не упомянул крамольную фамилию "Вирек".



На моем экземпляре дарственная надпись автора Чарльзу Эдисону - "великому губернатору великого штата и безупречному американцу": сын знаменитого изобретателя был морским министром (первая половина 1940, до Нокса) и губернатором Нью-Джерси (1941-1944).



Про Уилера можно еще много рассказывать, но в рамках нашего сериала на этом сказке конец.

  • 1
panzer_papa June 8th, 2015
замечательно!

molodiakov June 8th, 2015
Спасибо! От Вас это слышать особенно приятно.

thrasymedes June 9th, 2015
Все же решение Рузвельта втянуть США в войну трудно осуждать. И вряд ли кто-нибудь другой мог это сделать

Интересно, был ли ФДР действительно более грязным политиком, чем тогда считалось нормальным ? Или просто его было много ?

molodiakov June 9th, 2015
Тем не менее, очень много американцев это решение осуждали и осуждают. А им виднее - это их страну втянули в войну.
ФДР не был "грязен" в смысле коррупции (во всяком случае, не более допустимого тогда), но лихо перескочил через многие неписаные законы и этические стандарты. И циником он был запредельным. Впрочем, есть люди, которые знают об этом больше, чем я, и могу рассказать лучше.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account