Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Околовирека-13: Элмер Герц

Приношу извинения за запоздалый выход серии. Ее герой - Элмер Герц, биограф Фрэнка Гарриса. При чем тут Вирек? Читайте!

В конце 1920-х годов молодой чикагский адвокат Элмер Герц (1906-2000) начал профессиональную деятельность сразу на двух поприщах - юридическом и литературном. О своей жизни он рассказал в отличных мемуарах "To Life!" (в смысле: Лехаим!), пересказывать которые я здесь не буду, как бы ни хотелось.


Второе издание мемуаров Герца (1990)

К занятиям юриспруденцией Герца подтолкнуло в том числе сенсационное «дело Леопольда и Лёба», слушавшееся в чикагском суде: в 1924 г. 19-летний Натан Леопольд и 18-летний Ричард Лёб из богатых еврейских семей похитили и убили 14-летнего сына миллионера Бобби Фрэнкса, поскольку считали себя «суперменами» и хотели совершить «идеальное преступление». Их быстро нашли, арестовали, уличили и приговорили к пожизненному заключению за убийство плюс к 99 годам тюрьмы за похищение. Юный Герц сам был задержан во время полицейской облавы до "делу", но сразу отпущен.
О "деле" писала вся американская пресса. Джордж Сильвестр Вирек проанализировал его с точки зрения психоанализа: действия Лёба, инициатора преступления, он объяснил «садистским» импульсом, а Леопольда – «мазохистским», направленным на саморазрушение: «Если бы Лёб и Леопольд смогли очиститься от накопившейся внутри скверны, признавшись понимающему врачу души или тела, то, по всей вероятности, можно было остановить или преобразовать извращенные, смертоносные инстинкты, которые с непреодолимой силой толкнули их к трагедии и преступлению. Психоанализ очистил бы юных богачей умственно и эмоционально, прежде чем яды внутри них – яды, которые потенциально есть в каждом из нас, – разрушили окончательно их психическую и нравственную жизнь». Зигмунд Фрейд высоко оценил статью и применение автором своего метода.


Журнал со статьей Вирека о "деле Лёба-Леопольда" с точки зрения психоанализа.

У истории интересное продолжение. Лёб был зарезан сокамерником в 1936 г., а Леопольд освобожден в 1958 г. благодаря усилиям адвоката - Элмера Герца!
К занятиям литературой юного чикагца подтолкнули книги Фрэнка Гарриса, с которым он вступил в переписку. Так он познакомился с Абрахамом (Эйби) Тобином, американским "полпредом" Гарриса, вместе с которым в конце 1920-х приступил к написанию его биографии. «Моей всегдашней страстью, - вспоминал Герц, - было изучение авторов вглубь – всё написанное ими и о них. Затем, если они живы, я писал им и тем, кто знал их... Мне больше нравилось переписываться с живыми людьми, чем зарываться в книги и документы». Собирая материалы для биографии Гарриса, Герц в 1929 г. познакомился с Виреком.
Вышедший в декабре 1931 г., через полгода после смерти Гарриса, четырехсотстраничный том в стильном оранжевом переплете и суперобложке с портретом героя, со множеством иллюстраций и подробной библиографией, стал настоящим памятником писателю, подчеркивая серьезность его вклада в литературу как беллетриста, автора книг о "великих" и хроникера эпохи в "Современных портретах". Издателем числилась Мадлен Мендельсон, дочь чикагского юриста - знакомого Герца, поэтому в дарственной надписи она назвала себя "самым молодым издателем в мире". Мой экземпляр этой замечательной книги - удивительно приятное сочетание формы и содержания! - украшен инскриптом Герца на форзаце и издателя в нижней части титульного листа.







Лучше может быть только экземпляр, подаренный Виреку. Таковой точно существовал, но где он сейчас, не ведаю.
Общение с Джорджем Сильвестром вдохновило Герца на новый труд, поскольку «в истории его жизни двадцатый век отразился, как мало в чьей». Разумеется, биограф не разделял пронацистских симпатий героя и пытался "образумить" его, отговаривая от выступлений в поддержку "национального возрождения" - из-за чего сам стал объектом нападок и лишился многих друзей. Выступление Вирека на 20-тысячном митинге «Друзей новой Германии» в зале «Мэдисон сквер гарден» 17 мая 1934 г., цитаты из которого зажили своей жизнью в прессе, он назвал «отчаянным поступком», а оратора – «человеком, поступающим именно так, как не надо», однако сохранил для истории следующий эпизод. «Вечером после митинга мы ужинали в ресторане, часто посещаемом писателями и журналистами. Среди них были редактор и управляющий директор крупной нью-йоркской газеты, энергично защищавшей евреев от нацистов; оба были изрядно пьяны, а одному еще и захотелось выступить. Не обращая внимания на чисто семитскую форму носа вирековского спутника (т.е. самого Герца - В.М.), он от души высказался о евреях. Это, заключил он, пиявки, кровососы-паразиты, которых надо уничтожить. Вирек повернулся ко мне и проговорил: “И меня считают антисемитом...”. А газета продолжала следовать проеврейским курсом».
За работу над биографией Герц принялся в начале 1935 г. Объяснив, что считает Вирека «одной из самых многогранных и интересных личностей наших дней», он разослал подробный вопросник его знакомым, включая недругов, и попросил через прессу помочь ему информацией. Откликнулись почти все, хотя некоторые возмутились: «Разве в жизни этого ренегата есть о чем писать? – вопрошал «бывший друг Вирека и мой, известный литератор и вроде бы толерантый человек». – Не лучше ли оставить эту работу какому-нибудь нацистскому педерасту?». Уильям Эллери Леонард, Александр Харви, Шеймус О’Шил и Бланш Уэгстафф прочитали часть глав в рукописи.
Восстанавливать события жизни Джорджа Сильвестра оказалось куда проще, чем проверять рассказы выдумщика Гарриса, тем более, основные действующие лица были еще живы или не успели забыться. Объект исследования охотно и, по словам Герца, откровенно отвечал на вопросы и предоставил ему свой архив (рассеявшийся в 1940-е годы). «День за днем я был с Виреком, дома в семейном кругу, в клубе, на собраниях, на улицах, когда он был серьезен и шутлив, молчалив и разговорчив».
В начале 1936 г. книга под названием «Буревестник: жизнь, сочинения и мотивы Джорджа Сильвестра Вирека» была закончена, но издательство «Greystone», несмотря на контракт, отказалось публиковать ее (хотя годом позже выпустило книгу самого Вирека "Кайзер под судом"). На отношениях автора и героя это не сказалось. Герц помогал Виреку в работе над биографией "августейшего кузена", что отмечено в послесловии. Экземпляр американского издания "Кайзера под судом" он получил с инскриптом «другу и противнику, но больше другу, чем противнику», а в надписи на британском издании автор повторил любимые им слова Лютера: «Здесь я стою и не могу иначе».



Написавший много книг как о юриспруденеции, так и о литературе (он был другом и адвокатом Генри Миллера), Герц считал биографию Вирека одной из лучших своих работ и сокрушался, что она не увидела света. Зимой 1944/45 г. он напечатал фрагмент из нее - о "литературных мушкетерах" Виреке, Леонарде и Льюисоне - под названием "Причудливая дружба" в журнале "Chicago Jewish Forum". С учетом того, что Джордж Сильвестр в это время сидел в тюрьме с клеймом "платного нацистского агента", это был мужественный поступок. Питер Вирек, сын нашего героя, знавший Герца с детских лет, позже сказал ему, что эта статья помогла ему многое понять в отце.



Вскоре после освобождения Вирек возобновил переписку, а затем и личное общение с Герцем. Судя по опубликованным фрагментам писем, оно было искренне дружеским, хотя, конечно, "осадок остался". В 1960-е годы автор передал рукопись книги вместе с собранными материалами в Библиотеку Конгресса, где ей воспользовался другой биограф Вирека - Нил Джонсон. О своей работе Герц впервые рассказал читателям в первом издании мемуаров, вышедшем в 1974 г., - и тут свершилось чудо: молодой предприимчивый издатель заинтересовался биографией и решил выпустить ее. Она пришла к читателю в 1978 г., через сорок два года после написания, под названием «Одиссея варвара». Герц дописал к ней большой эпилог, в котором рассказал об их общении в послевоенные годы.



Без этой прекрасной книги не было бы моей биографии Вирека, но должен отметить: в ней есть много того, чего нет у Герца.
«Поначалу я думал, – писал Никола Тесла 8 июня 1935 г. Джорджу Сильвестру, – что автором вашей биографии должен быть человек вроде [Эмиля] Людвига, но после встречи с Герцем изменил мнение». Тесла вспомнился здесь не случайно: Герц познакомился с ним именно в гостях у Вирека. 3 декабря 1978 г. он подарил "Одиссею варвара" историку науки и биографу Теслы Леланду Андерсону, вспомнив в дарственной надписи, что познакомился с этим "гигантом современной техники у Дж.С.В.". В приобретенном мной экземпляре был "бонус" - копии двух неопубликованных писем Теслы к Виреку: полный текст одного из них - наиболее интересного - читайте в биографии Джорджа Сильвестра.
Элмер Герц заслуживает куда более подробного рассказа, но формат нашего "сериала" вынуждает ограничиться сказанным.

  • 1
phd_paul_lector April 14th, 2015
...чего-то подумал: а вдруг будут кибербиблиофилы, собиратели редких файлов, с приаттаченной электронной подписью автора и файлом-инскриптом, с редким форматированием...

сорри за офф

tan_y April 14th, 2015
"с редким форматированием"
О, вы бы развили тему, а то я все пытаюсь представить, как оно будет в следущих поколениях... Ведь наше архивов не оставит, как раньше... И если следующие не оставят - что будет?..
Библиотеки принимают на хранение электронные архивы, да их никто не оставляет - разбирать слишком хлопотно, и после смерти автора к его эккаунту обычно доступа у родственников уже нет.
Это, правда, уже другой вопрос. Но возвращаясь к вашему - собирательство определенно не заглохнет, а пойдет по другим руслам...

lucas_v_leyden April 14th, 2015
Замечательно!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account