?

Log in

No account? Create an account

Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Канун новой ортодоксии-3

Окончание статьи "Канун новой ортодоксии. Историк и власть в перестроечной и постсоветской России".
Новая ортодоксия – 3: «путинисты» против «придурков» и «либералов»
В отличие от своего предшественника, В.В. Путин уже на протяжении первого срока пребывания в должности президента проявлял интерес и внимание к состоянию отечественной историографии, особенно к преподаванию истории России в школе. Он не раз с неодобрением отзывался об учебниках, «написанных на иностранные деньги», что метило в идеологов и пропагандистов НО-2, которых поддерживали заграничные фонды. Сообщество по-разному восприняло этот интерес. Одни с одобрением – в надежде на улучшение общего положения науки. Другие с тревогой – опасаясь, что власть снова начнет диктовать историкам догмы и правила игры. Особое беспокойство проявляли носители НО-2, привыкшие считать себя лидерами отечественной историографии, если не вообще единственными ее «настоящими» представителями как внутри страны, так и за ее пределами.
Контуры «путинской» историографии обозначились не сразу и не на всех направлениях. Сначала историкам давали понять, что власть не приветствует никакие крайности: ни националистические, ни русофобские, ни либеральные, ни коммунистические. Обозначилась тенденция к позитивной трактовке дореволюционного прошлого: достижения этого периода стали объясняться «благодаря», а не «вопреки». Постепенно формировалась концепция единства российской истории, с переворотами и катаклизмами, но без «черных дыр». Это знаменовало разрыв с советской ортодоксией, отрицавшей весь дореволюционный период, с НО-1, отрицавшей сталинизм, и с НО-2, отрицавшей советский период и скептически оценивавшей дореволюционный. Весьма символичными автору настоящей работы представляются неоднократные позитивные – я бы даже сказал, демонстративно позитивные – оценки Путиным советско-германского договора о ненападении 1939 г., поскольку «пакт Молотова-Риббентропа» был неотъемлемой негативной частью как НО-1 («отход от ленинских норм дипломатии») так и НО-2 («преступный сговор диктаторов»).
Значительная часть профессионального сообщества, уставшего от междоусобных войн и агрессивного навязывания очередного «единственно верного учения», с одобрением отнеслась к новым веяниям. Историки увидели в них шанс всеобщего примирения и начала диалога, нормальных дискуссий, без которых невозможна научная жизнь, поскольку споры 1990-х годов походили на «проработки» сталинского времени с политическими обвинениями вместо аргументов. Одним из первых ответов сообщества можно назвать сборник «Россия: удачи минувшего века» (2003) и многие публикации журнала «Родина». За короткий срок историческая тематика оказалась востребованной не только начальством, но СМИ, издателями и читателями. Ученые-историки переставали осознавать себя изгоями общества, хотя до властителей дум эпохи перестройки им было еще далеко.
Усиление государственного контроля над СМИ, как ни странно, привело к бóльшему плюрализму мнений в дискуссиях на исторические темы, особенно на телевидении, где при Ельцине безраздельно господствовали «демократы» и носители НО-2. Фильмов и программ на исторические темы стало значительно больше, их содержание – разнообразнее и интереснее, направленность – более популярной и даже развлекательной, а не односторонне пропагандистской. Побочным, хотя и закономерным следствием стал низкий профессиональный уровень многих фильмов и передач, в которых в качестве «историков» выступают журналисты, писатели, политики и даже актеры. Удивляться этому не следует – такую картину мы уже видели в годы перестройки. Но и специалистам доступ на телеэкран не закрыт – если они не выступают с открытой критикой нынешнего режима.
Существует ли в современной отечественной историографии истории России новая, «путинская» или «путинско-медведевская» ортодоксия (НО-3)? Полагаю, что мы снова переживаем ее канун. Государство стало поддерживать науку, в том числе гуманитарную. Историография как таковая востребована властью. Власть дала заказ на создание новой версии российской истории в рамках формирования национальной идеи и национального сознания, признавая, что сейчас таковые в России отсутствуют. Власть напрямую связала историографию с преподаванием отечественной истории, прежде всего в средней школе. Власть пока ничего не навязывает профессиональному сообществу историков, но открыто доводит до него свои пожелания и воззрения – устами как самих лидеров, так и их окружения.
Путин не раз отрицательно высказывался о деятельности в России иностранных организаций и фондов (включая те, которые финансируют исторические исследования), считая их проводниками антирусской политики, и о тех, кто эту помощь принимает. Насколько это верно? В одних случаях так и есть, в других нет, но обойдусь без конкретных примеров. Деятельность некоторых иностранных фондов помогла выжить целым направлениям отечественной исторической науки, о которых государство просто забыло по причине их малой политизированности и, следовательно, невостребованности в политических играх. Если государство захочет и сможет финансировать научные исследования хотя бы в таком объеме, в каком это делается сейчас по совокупности государственного и частного финансирования, от иностранной помощи можно отказаться. Если же нет, что вероятнее, целый ряд направлений и специальностей обречен на вымирание.
Большой резонанс в обществе получили слова Путина о сторонниках идеологии «Россия для русских» как о «придурках». Согласованные действия властей в центре и на местах не оставляют сомнений в том, что у сколько-нибудь радикального, а не этнографически-«оперного» русского национализма, трактуемого сверху как «русский фашизм», нет ни малейших шансов не только на легальную общественно-политическую деятельность, но и на место в допустимом интеллектуально-политическом спектре, пусть даже маргинальное. Подобная позиция, регулярно озвучиваемая идеологами режима и принятая к исполнению чиновниками разных уровней, позволяет оппонентам говорить о его русофобской ориентации и о возврате к концепции «советского народа».
Однако это сложно совместить с выработкой национальной идеи, необходимость которой признана властью, – создание НО-3 является одним из шагов на этом пути. Обратим внимание на примечательное заявление одного из ведущих идеологов НО-3 П.В. Данилина (lj-user leteha) из Фонда эффективной политики (ФЭП): «Позволить, чтобы историю России преподавал русофоб, говнюк или попросту аморальный тип – нельзя. Так что от скверны надо очищаться. А если не получается, то очищать насильно». Конечно, помещение этих слов в личный интернет-дневник автора (25 июня 2007 г.) придает им вид сугубо частного мнения, но с учетом технических возможностей интернета и его популярности среди «активной фракции общества» заявление Данилина доступно не менее, если не более широкому кругу читателей, как если бы оно было сделано в обычных СМИ. В эти СМИ, причем не только российские, но и зарубежные, оно оперативно попало как раз из Интернета.
Здесь мы подходим к творцам НО-3 и их детищам. Кто эти люди?
В отличие от НО-1 и НО-2, за создание НО-3 взялись не профессиональные историки, а идеологи и пропагандисты, связанные с ФЭП, Национальной лабораторией внешней политики и другими структурами, не имеющими прямого отношения ни к историческим исследованиям, ни к преподаванию истории, хотя именно последнее направление они избрали в качестве приоритетного. Главный идеолог ФЭП Г.О. Павловский на публике не раз отрицательно отзывался о современном сообществе профессиональных историков России, заявляя, что оно не имеет никакого отношения к науке. Данилин пишет в своем блоге, что «до дрязг в профессиональном сообществе мне нет дела», поясняя: «Вы сколько угодно можете поливать меня грязью, а также исходить желчью, но учить детей вы будете по тем книгам, которые вам дадут, и так, как нужно России (очевидно, в полной уверенности, что он обладает этим знанием – В.М.). Те же благоглупости, которые есть в ваших куцых головешках с козлиными бороденками, из вас либо выветрятся, либо вы сами выветритесь из преподавания». Даже делая скидку на неформальный тон блога и экспрессивность выражений (вероятно, вызванную молодым задором автора), нельзя не видеть, что речь идет именно об ортодоксии, новом «единственно верном учении». Так откровенно адепты НО-2 выражались на моей памяти только в частных беседах, а от сторонников НО-1 автор этих строк и вовсе не слышал ничего подобного.
Первой формулировкой НО-3 стала «книга для учителя» «Новейшая история России. 1947-2006», выпущенная летом 2007 г. издательством «Просвещение». Обсуждать, кто кому «заказал» это издание, не буду за отсутствием достоверной информации, но причастность к нему Администрации президента РФ и ФЭП ни у кого сомнений не вызывает. Единственным автором назван заместитель начальника Национальной лаборатории внешней политики А.В. Филиппов (lj-user semen-serpent) – лицо ранее не известное в профессиональном сообществе. На обороте титульного листа книги перечислены фамилии тех, кому автор «приносит благодарность». Следует признать, что пользующихся действительным, а не «виртуальным» авторитетом специалистов по истории России (!) среди них нет. Судя по неофициальной информации в интернете, эти люди являются соавторами Филиппова: например, Данилин, сам себя именующий «спецпропагандоном», не скрывает, что он написал главу о «последнем семилетии».
Презентация «книги для учителя» состоялась в ходе Всероссийской конференции «Актуальные вопросы преподавания новейшей истории и обществознания1 в общеобразовательных учреждениях и разработки государственного стандарта общего образования второго поколения» (18-22 июня 2007 г.), которая открыла цикл аналогичных мероприятий в регионах. Участники конференции, в работе которой приняли участие «главный идеолог режима» В.Ю. Сурков и министр образования и науки А.А. Фурсенко, встретились с президентом, что однозначно говорит о статусе мероприятия и, соответственно, всего того, что на нем представлено. Критика в адрес «книги для учителя» и ее авторов, исходящая от профессиональных, но также не слишком известных историков, появилась в интернете еще до завершения работы конференции, на что оперативно отреагировали Филиппов и Данилин. Полемика быстро перекинулась в электронные и бумажные СМИ. С обеих сторон она велась резко и зачастую некорректно, переходя от политических обвинений к личным оскорблениям. Позицию авторов книги, экспрессивно сформулированную Данилиным, мы уже знаем. Позицию «активной фракции» «демократов» столь же публицистично выразила литературовед М.О. Чудакова, сторонник и пропагандист НО-2: «Главное впечатление от чтения: советский тоталитаризм для Филиппова – теплая ванна. Он в ней полощется и получает удовольствие. Книга призвана внушить, что иного быть не могло, а главное – и не надо» (7).
Содержательная сторона полемики определилась быстро, но едва не потерялась за сведением счетов. «Героями» НО-3 выступают Сталин и Путин, «злодеями», хотя и с оговорками – Хрущев, Горбачев и Ельцин (в своем блоге Филиппов не скрывает личной неприязни к последнему); Брежнев трактуется скорее положительно. Наибольшие споры, как и следовало ожидать, разгорелись вокруг оценки личности и действий Сталина, к которым в равной степени отрицательно, но по разным причинам относились НО-1 и НО-2. «Проблема Сталина» более 20 лет остается лакмусовой бумажкой для сообщества российских историков, а также для всех, кто причастен к транслированию исторического знания в массы, – издателей, журналистов, обозревателей и телеведущих. Если в 1990-е годы ни одно «приличное» коммерческое издательство не выпустило бы апологетическую или даже «нейтралистскую» книгу о Сталине, то теперь только политически ангажированные и, как правило, не преследующие коммерческих целей издательства рискуют издавать открыто антисталинскую литературу. Сталин, книга о котором вышла в серии «Жизнь замечательных людей», стал «брендом», он «продается», количество книг и фильмов о нем растет, но качество падает, поскольку среди авторов профессиональные историки в явном меньшинстве.
Не приходится более говорить и о «спорах» вокруг Сталина, поскольку говорящие не слышат друг друга, а лишь выкрикивают свои лозунги. Это заметно в обществе и в информационном пространстве, но профессиональное сообщество не может жить изолированно ни от одного, ни от другого. Разделение на «либералов» и «патриотов» здесь не работает, поскольку картина намного сложнее – и в обществе, и в сообществе. Сталин всегда был богом национал-коммунистов, но теперь ему можно открыто поклоняться, не боясь негативной реакции власти, если не делать назойливый акцент на коммунистической идеологии. Положительно стала относиться к Сталину часть национал-пассеистов, выделяющая «имперские» и «царские» компоненты его личности и деятельности. Наследники НО-1 (их можно назвать социал-демократами), которые выступали против Сталина как «извратителя великих идеалов», практически сошли со сцены – и с научной, и с политической. Наибольшую медийную активность против ресталинизации проявляют либералы, носители НО-2, которые не могут простить ему Большой террор, пакт с Гитлером, Катынь, антисемитизм и «железный занавес». Их единственным союзником могут быть национал-модернисты, не применяющие к Сталину категорий морали, но считающие его русофобом и преступно неэффективным менеджером. Однако люди, сделавшие политический капитал на идеологизированном осуждении «сговора диктаторов», едва ли могут оперировать геополитическими категориями и признать, что союз Москвы и Берлина отвечал интересам обеих государств. НО-3 пытается примирить три первых точки зрения, отвергая две последние, особенно в отношении событий первой половины ХХ века.
Наиболее полно сотни откликов на первую «книгу для учителя» собраны в интернет-дневнике титульного автора. Сам Филиппов назвал происходящее «склокой историков». С первым словом в этом определении можно согласиться, со вторым – нет. Во-первых, университетского исторического образования и опыта работы учителем в школе, чем козыряют многие участники полемики, недостаточно чтобы именоваться «историком». Во-вторых, среди участников полемики мы видим кого угодно, но только не действующих историков-исследователей, ибо к таковым по справедливости нельзя отнести ни А.О. Чубарьяна и А.Н. Сахарова, сдержанно похваливших учебник в разговорах с журналистами, ни Ю.Н. Афанасьева, гневно обрушившегося на него со страниц «Новой газеты». Вот как главный идеолог НО-2 оценивает НО-3: «Современная власть приступила к выработке всеобъемной идеологии… Усилиями администрации президента строится своего рода матрица, системный продукт для предъявления массовому потребителю… Власть решила не только показать грандиозность свершений этих двух президентских сроков, но еще и вписать себя в традицию... Дважды ложь: и по поводу итогов, и по поводу традиции» (8).
22 октября 2007 г. «Новая газета» начала публиковать обширную публицистическую работу Афанасьева «Трагедия победившего большинства. Размышления об отечественной истории и ее интерпретациях», задуманную как развернутый ответ на НО-3 (9). Однако, это не более чем подновленная версия НО-2, слегка смягченная в оценках: «само по себе наше прошлое не есть основание для гордости, но и не повод для стыда», - но по-прежнему жестко идеологизированная. Ничего нового в ней нет – та же непримиримая критика «сталинизма» и «русского национализма». Этот текст – многословный, риторичный и небогатый аргументами – мог убедить только убежденных, поэтому не удивительно, что он сразу подвергся резкой критике. Правда, не со стороны профессиональных историков, очевидно, не увидевших в нем серьезного повода для полемики, а со стороны идеологов и пропагандистов, озабоченных текущей политической борьбой (10). Хотя, конечно, трудно не согласиться с такими глубокомысленными суждениями автора, как «плохо понятая история – вещь весьма болезненная и даже крайне опасная».
Обсуждение «книги для учителя» на конференциях учителей и методистов в федеральных округах завершилось к концу октября 2007 г. Его итоги четко сформулировали авторы нового учебника отечественной истории 1946-2006 гг., проект которого обсуждался вместе с «книгой для учителя»: «Учительское сообщество нас поддержало» (А.А. Данилов); «Квалифицированное большинство разделяет нашу концепцию» (А.В. Филиппов) (11). Замечания, высказанные в ходе обсуждения, будут, по словам авторов, учтены при подготовке учебника к печати.
Профессиональное сообщество промолчало, за исключением разве что темпераментного отклика Б.В. Соколова на сайте «Грани.Ру» 29 июня 2007 г. Авторов НО-3 мнение специалистов, если это не академики и не директора институтов (т.е. номенклатура, которую никто не отменял), не заботит – видимо, им достаточно уверенности в собственной правоте и административной поддержки сверху. Учителя заняты более насущными проблемами, чем поиск исторической истины и донесение ее до своих питомцев, а потому готовы приветствовать любой «единый учебник», если не по форме, то по сути. Журналистов интересуют политические моменты, поэтому накал страстей вокруг данного сюжета в России спадает, а за границей – растет. Историки продолжают публично молчать, как будто ничего не происходит, хотя уже начали появляться серьезные разборы «книги для учителя» с указанием на фактические ошибки и сомнительные – с исторической, а не с политической или моральной точки зрения – утверждения (М. Борисов в «Отечественных записках», Ю. Нерсесов в «Спецназе России» (12)). Дело ограничивается разговорами в кулуарах, где «книгу для учителя» чаще всего именуют попросту «халтурой». Но все равно молчат, как долго молчали в ответ на «теории» В. Суворова (В.Б. Резуна) и А.Т. Фоменко, пока те не овладели вниманием широких читательских кругов.
Рецензия Ю. Нерсесова в «Спецназе России» важна еще и потому, что выводит обсуждение «книги для учителя» за рамки полемики «либералов // демократов» с «путинистами» и рискует говорить от имени «придурков»: труд Филиппова со товарищи, помимо фактических ошибок и нестыковок отдельных глав, осуждается за пережитки НО-2, в частности при освещении репрессий. Таким образом, в полемику включается неоднородная сама по себе националистическая историография, существование которой упорно не замечают и «путинисты», и «демократы». Достоин упоминания тот факт, что Данилин в своем блоге 17 ноября 2007 г. охарактеризовал оппонента-националиста словами «редкостный кретин и чмо», «лузер и лох», не утрудив себя аргументами по существу спора. Впрочем, это уже относится к нравам исторического сообщества.
Заказанная властью новая ортодоксия оказалась весьма некачественной, и для ее приведения в «товарный вид» потребовались профессиональные историки. Результатом их работы стала «книга для учителя» «История России, 1900-1945 гг.» под редакцией А.А. Данилова и А.В. Филиппова, увидевшая свет в 2009 г. (13). Здесь НО-3 получила наиболее полное выражение в установочном предисловии первого из редакторов, озаглавленном «О концептуальных основах изучения истории России 1900-1945 гг.». В свете нашей темы оно требует подробного анализа.
Новая «книга для учителя» – посвященная самым «трудным вопросам» российского прошлого, которое, по выражению Э. Нольте, «так и не прошло» – показывает, что творцы НО-3 сделали некоторые выводы из своего предыдущего опыта и реакции на него. К созданию книги и появившегося одновременно с ней учебника были привлечены специалисты-историки, пользующиеся определенным авторитетом в сообществе. Среди них нет номенклатурных академиков, одиозных публицистов и «спецпропагандонов». Книга и учебник построены подчеркнуто объективистски, безоценочно, с приведением разных точек зрения и предложениями к ученикам «подумать самим». Но над всем этим царит предисловие редактора – историка и методиста, доктора наук, профессора, члена ряда общественных академий и Академии наук Чеченской республики. Оно четко указывает учителям, что можно и нужно, а что нельзя.
Однозначно оценить этот идеологический документ невозможно – разве что признать его именно идеологическим документом, равнозначным передовой статье «Правды» или «Коммуниста», если не постановлению ЦК КПСС в прежние годы. Трудно не согласиться, что одна из главных целей преподавания отечественной истории в школе – «научить любить Родину, понимать ее прошлое и думать о будущем России» (С. 26) «с точки зрения задач защиты и укрепления государственного суверенитета, воспитания гражданина – патриота России» (С. 5). Однако это не более чем общие фразы, которые надлежит наполнить конкретным содержанием. Вот здесь и формулируется НО-3.
Ее главными чертами можно назвать эклектичность и половинчатость: ни за «красных», ни за «белых», хотя до формулы А.А. Проханова «Душа – христианка, народ – сталинист!» дело пока не дошло. Без излишних объяснений вводится термин «Великая российская революция» (С. 12) по аналогии с французской (будем ждать своего Франсуа Фюре?). «Главной причиной развертывания широкомасштабной фронтовой Гражданской войны в России можно признать политику захвативших власть большевиков, а главной причиной их действий – особенности их идеологической и политической доктрины» (С. 13). Звучит вполне в духе НО-2, но с этим высказыванием могут согласиться носители националистических, как национал-пассеистских, так и национал-модернистских воззрений. Однако сразу за этим следует директивный пассаж: «В то же время нельзя допустить популярной ныне апологетики Белого движения, которое в ряде случаев выступало альтернативой профашистского толка, из которого вполне могла реализоваться националистическая модель развития, как это случилось позже в фашистской Италии и нацистской Германии» (С. 13).
Эта фраза, относящаяся к важнейшей проблеме нашего «непрошедшего» прошлого, показывает профессиональный уровень НО-3 (напомню, речь идет о важнейшей, установочной главе!). Во-первых, непонятно, как Белое движение, пусть даже «в ряде случаев» (каких именно?), могло быть «альтернативой профашистского толка», если фашистское движение зародилось в Италии только в 1919 г. (может быть, автор хотел сказать «протофашистского»?), а среди «белых» лидеров – как военных, так и гражданских – преобладали либералы, от кадетов до эсеров. «Страшилки» о превращении диктатуры Корнилова в «русский фашизм» встречаются в опусах жанра альтернативной истории, но в серьезной научной литературе никогда не фигурировали. Во-вторых, «националистическая модель развития» в Италии и в Германии реализовалась без гражданской войны в этих странах и вне прямой связи с событиями в России: если в Италии фашизм стал ответом на коммунистическое движение, вдохновлявшееся свежим примером русских товарищей, то в Германии нацисты пришли к власти через 12 с лишним лет после окончания гражданской войны в Европейской России. Гораздо ближе и по времени, и по сути «националистическая модель развития» реализовалась в Турции при Кемаль-паше, фактическом союзнике советской власти, но о нем здесь ни слова.
В этой путанице (кстати, по всему тексту «книги для учителя» режим Гитлера именуется то «нацистским», то «фашистским», что ни в Европе, ни в США недопустимо для школьного учебника) важно только одно: никакой апологетики «белых»! «Следует также решительно пресечь попытки героизации изменников Родины (А.А. Власова и др.)» (С. 25) – четкая и недвусмысленная реакция на дискуссии вокруг «Локотьской республики», интерес к которой оказался неожиданно велик. А как быть с Красновым и Шкуро, юридической реабилитации которых требовала «Единая Россия»? А с Семеновым и Родзаевским?
Не буду детально разбирать все положения НО-3. Отмечу лишь главные – те, которые прямо связаны с социальным заказом на нее и косвенно (пока косвенно) адресованы историческому сообществу в качестве руководства к действию. Потому что в отличие от двух прежних НО-3 не подкреплена академическими или хотя бы претендующими на академизм серьезными историческими исследованиями.
«Авторы отказываются от концепции тоталитаризма как объясняющей события в СССР 1930-х и последующих годов» (С. 5). Означает ли это отказ от попыток всё объяснять через тоталитаризм, как это делала НО-2, или отрицание самого существования тоталитаризма в СССР? Непонятно. Более определенной является следующая фраза: «Вместо этого основное внимание учащихся предполагается сконцентрировать на объяснении мотивов и логики действий власти» (С. 5). Иными словами, история России ХХ века – как показывает предыдущая «книга для учителя», именно всего ХХ века – должна трактоваться как «история царей».
«Самой острой во всем пособии» названа «тема Большого террора» (С. 17) – не революции и гражданской войны, не модернизации и платы за нее, не причин и происхождения Второй мировой войны (главы о внешней политике – самая слабая часть «книги для учителя», с некритическим повторением советских штампов вроде «Мюнхенского сговора»). При этом применительно к гражданской войне «красный террор» и «белый террор» в установочной статье объединяются, а о репрессиях 1920-х годов против «бывших», интеллигенции (прежде всего научно-технической) и крестьянства невнятно говорится: «значительная масса населения, пострадавшего от режима» (С. 18). Апологетики Большого террора, которая в последнее время открыто звучит во многих публицистических сочинениях на исторические темы, в НО-3 нет. Более того, прямо говорится, что «с позиций общечеловеческой морали гибель и сломанные жизни людей не могут быть оправданы» (С. 19) (влияние позиции президента Д.А. Медведева?).
Однако рядом же подробно рассматриваются мотивы действий Сталина. «В итоге под влиянием нараставших оппозиционных настроений в обществе она (ВКП(б) – В.М.) становилась питательной средой для формирования различных идейных и политических групп в течений, утрачивала свою монолитность (в середине 1930-х! – В.М.). Это не только грозило Сталину утратой позиций в руководстве и даже физическим устранением, но и создавало угрозу общей политической дестабилизации (в середине 1930-х! – В.М.). Активность эмигрантских группировок усиливала эти опасения (в середине 1930-х! – В.М.).. Опыт использования внешними силами «пятой колонны» в других странах (Испания – самый яркий пример) внимательно изучался руководством СССР. ... Популярными в среде партийной бюрократии были идеи «правых» (Н.И. Бухарин и др.) (в середине 1930-х! – В.М.), с которыми нужно было вести не только идейную, но и политическую борьбу. Сталин не знал, от кого именно можно ожидать удара, поэтому с его стороны последовал удар по всем известным оппозиционным группам и течениям, а также по тем, кто не был его безусловным единомышленником и союзником» (С. 18-19). Если это не оправдание террора, то что?! Причем, оправдание, основанное исключительно на сталинских аргументах, которым не дается оценка не только с точки зрения морали, но и элементарной фактической обоснованности.
Коротко суть НО-3 можно сформулировать так: твердая власть всегда права, поскольку по определению действует на благо государства (Столыпин-Сталин-Путин). В принципе власть права всегда – потому что она власть. Неправа она только в случае «гнилого либерализма» (Хрущев-Горбачев-Ельцин). А это уже послание, адресованное не столько профессиональному сообществу, сколько подданным. В узко идеологическом плане НО-3 можно определить как «сталинизм минус коммунистическая идеология», поскольку последняя остается атрибутом политических сил, позиционирующих себя как оппозиция нынешней власти.
С развернутой критикой нового варианта НО-3 как «лукавого оправдания сталинщины» выступили либеральные историки В. Лавров и И. Курляндский (14), которые аналогичным образом высказались и по поводу предыдущей «книги для учителя». В соответствии с традициями НО-2, они заострили внимание на оценке внутренней политики Сталина (по привычной схеме «голодомор – репрессии»), но не коснулись ни причин русской революции и двух мировых войн (что имеет непосредственное отношение к российской истории), ни характера советского режима, ни его антирусской политики. Признавая частичную справедливость критики Лаврова и Курляндского в адрес НО-3, надо отметить, что она тоже является идеологически мотивированной и представляет воззрения – больше политические, чем профессиональные – лишь части исторического сообщества. Реакция большинства историков-специалистов оказалась отрицательной, но еще более вялой, чем на предыдущую «книгу для учителя». «Лучше, чем мы боялись», – остроумно заметили некоторые.
Однако желаемый властью успех НО-3, даже если будет создан ее более качественный вариант, достижим, по верному замечанию Б.В. Соколова, «только при одном непременном условии: должна быть введена строгая цензура на всю литературную продукцию, как в СМИ, так и в издательствах, как относительно научно-популярной, так и художественной литературы. Иначе единственно верный учебник никто читать не будет: ни школьники, ни педагоги». После двадцатилетнего отсутствия цензуры в нашей стране – а именно в таких условиях появились все три рассмотренные выше новых ортодоксии – это представляется трудноосуществимым, хотя в «демократической» Европе аналогичные попытки увенчались успехом (их пылко одобряет такой «борец за свободу и демократию», как Чудакова). Но в Европе не было «семидесяти лет коммунистической тирании», на которую в нашем «политкорректном» мире всегда может сослаться и историк, и простой гражданин, говоря о недопустимости цензуры. Так что, может, и на этот раз пронесет – канун так и останется кануном.

Декабрь 2009

1. Ховин В. На одну тему. Пб., 1921. С. 65, 80.
2. Мерцалов А.Н. Сталинизм и освещение прошлого // История и сталинизм. Сост. А.Н. Мерцалов. М., 1991. С. 447.
3. Аргументированная критика работ Волкогонова: Дедков Н.И. НАЗВАНИЕ // Исторические исследования в России: тенденции последних лет. Под ред. Г.А. Бордюгова. М., 1995.
4. Мерцалов А.Н. Цит. соч. С. 447.
5. Едва ли не единственным исключением является книга, не привлекшая внимания исторического сообщества: Бочкарёв А.А. Критика чистого чувства. Национал-социалистическая перестройка большевистской России периода германской военной оккупации (1941-1944 гг.). Метафизические этюды. Ставрополь, 1996.
6. Константинов С.В. Замолчанный Сталин // Русский геополитический сборник. № 2. 1996. С. 67.
7. Новое время. 2007. № 29.
8. Новая газета. 2007. 24.09. Более академическая критика «книги для учителя» с либеральных позиций дана в статье В. Лаврова и И. Курляндского: Новая газета. 2008. 17.03.
9. Полный текст также на сайте www.yuri-afanasiev.ru
10. Характерный пример: Холмогоров Е. Право на Победу // Русский проект. 26.10.2007
11. Независимая газета. 2007. 26.10.
12. Отечественные записки. 2007. № 4; Спецназ России. 2007. № 11.
13. История России, 1900-1945 гг. Книга для учителя. Под ред. А.А. Данилова, А.В. Филиипова. М., 2009. Далее ссылки на это издание приводятся в тексте с указанием номера страницы.
14. Новая газета. 2009. 23.10.

  • 1
(Deleted comment)
molodiakov March 11th, 2013
Как раз об этом моя следующая большая статья, которую я тоже размещу здесь.

midnike March 10th, 2013
Спасибо. Есть над чем подумать.

В общем, все эти три описанных вами этапа -- это не более, чем попытка заменить "неправильные" мифы другими мифами, но уже "правильными". И тенденция никуда не делась -- достаточно почитать последние творения хоть "историка" В.Р. Мединского с его благолепием, хоть "историка" Б.В. Соколова с его любимыми гекатомбами :) При том, что обоим, пардон, глубоко насрать, что там было на самом деле.

И чего делать? Консенсуса-то явно не предвидится. Периодически возникают смешные предложения "ограничиваться сухим и нейтрально-безоценочным изложением фактов" -- смешные потому как выбор того, какие "факты" давать, а о каких "забыть" -- это уже и оценка, и интепретация. Ну и опять же, что считать "фактами", то ли 28 панфиловцев, то ли горы трупов и одна винтовка на троих :)

molodiakov March 11th, 2013
Решительно возражаю против Вашего сравнения Мединского с Соколовым, поскольку второго хорошо знаю лично и не раз с ним полемизировал (в том числе выражал сомнения относительно экстраполяции при подсчете потерь). Да, Б.В. не всегда "работает на прием", его "заносит" на разные темы, он порой пользуется непроверенными данными, склонен использовать гипотезы как факты и просто фантазировать, но он искренне стремится узнать, "что там было на самом деле". Кроме того, он настоящий энциклопедист и всё пишет сам.

midnike March 11th, 2013
Резун с Фоменко тоже сами пишут, и ничуть не удивлюсь, что тоже "верят" в то, что пишут... Но с каких пор "вера" оправдывает подтасовки? Кстати, я в своё время ничуть не удивился, когда узнал, что г-н Михалков, создавая свою последнюю опупею в первую очередь вдоховлялся именно трудами Соколова.

"А уж когда меня начинают трепать за черную пехоту, все - это безграмотные люди. Вы почитайте материалы так, как мы их лопатили. Хотя бы Б. Соколова (Неизвестный Жуков), и поймете, как все было на самом деле."

В, общем, извините конечно, но мифотворец он почище любого Мединского, просто с другим знаком, что сути абсолютно не меняет.

А кроме того вы сами пишете: "его "заносит" на разные темы, он порой пользуется непроверенными данными, склонен использовать гипотезы как факты и просто фантазировать, но он искренне стремится узнать, "что там было на самом деле"

Вам не кажется, что вы сами себе противоречите? Те, кто действительно хотят узнать -- изучают материал, а не занимаются фантазиями, подтасовками и подгонкой под заранее придуманную концепцию. Я лично подобное называю интеллектуальной непорядочностью. А уж каким-то профессионализмом там точно и не пахнет. Обычная пропаганда (или публистика -- как вам больше нравится), но какое отношение это имеет к истории?

molodiakov March 11th, 2013
Похоже, Вы правы (((((((

d0npedr0 March 11th, 2013
Спасибо за статью.
Наверно проблема отечественной историографии в том, что ее нельзя ни изучать, ни преподавать, ни писать безэмоционально. И от сюда естественно начинаются разногласия. Если бы была возможность изучать отечественную историю чисто с научной точки зрения, как хирург без эмоций препарирует живого человека, тогда бы... А так мы не только нарушаем правило "не оперировать родственников", так еще и сами себя без наркоза оперируем.
Еще одна проблема в том, что как всегда у нас сначала все сломают, а потом долго строят. Уже более десятка лет у страны нет нормальной истории. Вернее она есть, но все ни как не могут договориться как ее читать и понимать. А ведь поколения уже выросли, и продолжают расти без исторического самосознания, утоляя исторический голод фильмами, худ литературой и прочим непрофессиональными заменителями.
Если честно, то по мне лучше третий вариант ортодоксии, он хоть и коряво, но все таки дает право полемики, разностороннему освещению объектов исследований и т. д. Нужно хоть чему то начать учить, а также учить думать, а уж потом найдутся те кто найдет нестыковки и будет спорить искать и доказывать.

molodiakov March 11th, 2013
Статья закончена более трех лет назад. Увы, как показали события последних лет, НО-3 оказалась самой непрофессиональной, непоследовательной и агрессивной (об этом будет в следующей большой статье). Но - как там говорится - строгость законов компенсируется их неисполнением? Этот самый случай! Во всяком случае. пока...

d0npedr0 March 11th, 2013
Это да )) Для полноты исследования вопроса нужно поинтересоваться как учителя в ВУЗах преподают по этим учебникам )) На своем опыте скажу, что в начале все было весьма демократично, а сейчас более ортодоксально или наоборот пофигистически. Как всегда от золотой середины ушли в обе крайности.

molodiakov March 11th, 2013
В статье говорилось в основном о школьных учебниках, потому что в ВУЗах сейчас ортодоксию уже не ввести - чисто технически, а в школах еще можно.

toihara March 11th, 2013
Интересно, вот этот шум с переименованием Сталинграда, от которого тоже веет "заказом сверху", должен нас заставить гордиться Сталиным?

molodiakov March 12th, 2013
Пытаются заставить, однако... По принципу, "что троцкисты-анархисты, родину не любите?!" (с)

  • 1