Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Андрей Леонович Гарибов: 30 июля

Писатель, переводчик, редактор. Мой двоюродный брат.

Дорогой Андрей!
Ты вступил в юбилейный год, а это дело ответственное. Желаю тебе крепкого здоровья (береги себя - это не метафора), счастья, вдохновения, успеха во всех делах и новых творческих удач!
(Фото, ч-черт, все в Москве остались).

Ниже - несколько сказок от сегодняшнего именинника и будущего юбиляра.

Печатаются, кажется, впервые (минус издателям и редакторам!).

 КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

 Ежик жил в норе под упавшим деревом.
 О своем детстве он мало что помнил.  Помнил, правда, маму, которая была теплая и почему-то не колючая, хотя ежи покрыты иголками. Это ежик знал с самого детства.
 Потом мама куда-то исчезла.
Время шло.
У ежика появилась семья: чудесная ежиха и трое не менее чудесных ежат.
Каждое утро он уходил в лес за едой. Лес был замечательный, сосновый; деревья были большими, а небо над ними обычно синим.

Судьба любит смеяться над тварями божьими.
В норе с другой стороны упавшего дерева жила гадюка. Ее вины в этом не было. Так получилось. Она охотилась на мелких грызунов, завидев людей – затаивалась, поскольку от них больше неприятностей, чем корма. Родителей гадюка не помнила.

Утром ежик вышел из норки, как обычно, добывать пропитание для семьи.
Метрах в трех от дерева он почувствовал опасность. Да, это была гадюка, которая тоже в это время вышла на охоту.
Встретились.

Он знал, что ежи могут справиться со змеями. Но как это, черт возьми, сделать.  Гадюка небольшая, но ведь она ядовитая. Нельзя позволить ей себя укусить.

Гадюка с удовольствием отказалась бы от драки и уползла. Но она боялась отвернуться от ежа, опасаясь нападения. Значит, надо самой нападать.

Ежик, повернувшись боком к гадюке, поглядывал на нее. Главное, не пропустить момент броска.  Успеть спрятать мордочку. А там пусть бросается на иголки.

Бросок гадюки был стремителен. Но ежик успел свернуться в круглый, колючий шарик. Гадюку встретили иглы. Зашипев, она отползла в сторону. Теперь она разозлилась.

Как же все-таки ежи справляются со змеями?
Ежик наблюдал за гадюкой…
Генетическая память подсказывала ему, что надо ухватить змею сразу за головой и сжимать челюсти, пока она не умрет. Но как это сделать?!

Он едва не пропустил новый бросок змеи. Но все же успел не только спрятать мордочку, но и боком рвануться навстречу ей. Укол иголок был болезненным. Змея отползла.

Надо что-то делать. Не может он весь день отбиваться от этой нечисти. У него семья, его ждут. А эта тварь отрывает его от дел. Так, значит, ухватить сразу за головой и крепко держать. Ладно.
Ежик повернулся мордочкой к змее.

Змея прыгнула. Это был ее лучший бросок. Тонкое, мускулистое туловище сработало как пружина.
Ежик этого ждал. В самый последний момент он подался в сторону и ухватил гадюку сразу за головой.
Челюсти сжались. Теперь держать.
Тело гадюки извивалось, билось о землю и об иголки противника.
Движения змеи становились все слабее.

Ежик разжал челюсти и отпрыгнул в сторону. Змея еще шевелилась, но это были конвульсии смерти.
Он подождал, решил, что надо точно удостовериться в ее смерти, подошел и снова ухватил ее зубами. Потом долго тряс, пока голова не отделилась от туловища.

Теперь все. Ежик обнюхал побежденного противника. Судя по всему – если не считать головы – он был вполне съедобен.
Однако мысль о том, что он принесет в свою норку это длинное, чешуйчатое пресмыкающееся, ему не понравилась. Другую пищу раздобудет.
А детей надо научить, как быть при встрече со змеями.

Ежик, не торопясь, пошел по своим делам. Небо над верхушками сосен было синим-синим. А в норке его ждала жена с самыми замечательными в мире ежатами.
        12 июня 2003


 ТАПОЧКИ

 Она всегда их надевала, когда приезжала ко мне. Она их привезла и сказала, что будет носить у меня именно их. Я не возражал. Какая разница. Ну, тапочки и тапочки.
Потом случилась неприятность. Короче, ее не стало. Я типа переживал. Пережил. В конце концов, жизнь продолжается. Тапочки я убрал на антресоли.

Я проснулся среди ночи. Голова болела. Видимо – хотя, какое, к черту, видимо, - просто вчера перебрал. Встал. На что-то наступил. Это были ее тапочки.
Напрягся. Может, я вчера привел какую-то женщину и дал их ей. Нет. Во-первых, здесь нет никаких женщин. Во-вторых, у меня есть другие тапочки, если что… Да и не полез бы я за этими.
Я зажег верхний свет и внимательно рассмотрел тапочки. Да, это они. Но ведь я их не доставал!
Я посмотрел на часы. Половина третьего ночи. Но я не сплю. Я набрал номер 100 по телефону. Просто для того, чтобы проверить свое сознание. Так и есть. Два часа тридцать две минуты.
Я сидел и смотрел на тапочки. Врагу не пожелаю, что мне виделось в эти минуты.
А потом мной овладело странное спокойствие.
Ну и что? – подумал я. – Ну, тапочки. Ну, может, она на какое-то время вернулась, намекает мне, что, мол, по-аккуратней с выпивкой, помни обо мне, не води к себе домой, кого попало.
А что? Она имеет на это право, подумал я, чувствуя некоторое успокоение и бережно укладывая ее тапочки к себе под подушку…

Конечно, с тех пор я не стал совсем уж святым. Всякое бывает.
Но ее тапочки, аккуратно завернутые в красивый шелковый кусочек ткани, лежат у меня в голове под матрасом.     
        21 июля 2003

 
МОСТ

      «…Мы простимся на мосту…» 
            Песня    

 Это был его первый самостоятельный  проект. Раньше он работал лишь помощником главного инженера. Но теперь его план утвердили в управлении, выделили финансы, технику, людей. Задача была несложной. 378 метров реки нужно было соединить автомобильным мостом – по две полосы в каждую сторону. Через два месяца со стороны соседних губерний должны  подтянуться две асфальтированные дороги. Мост их соединит.

 Строительство началось. Техника, тонны грунта, бетонные блоки, арматура – все это подвозилось и сваливалось на берегу. И сразу же шло в дело. Уже закладывался фундамент под первую опору моста. Часть рабочих была переправлена на другую сторону. Встретиться должны были примерно на середине реки, хотя инженер полагал, что с его берега строительство пойдет быстрее, и он отстроит две трети моста. Впрочем, это уже неважно. Главное, будет мост.     

 У вошедшего прораба был ужасно глупый вид. Инженер с трудом разлепил глаза, опухшие после вчерашней выпивки с рабочими, и спросил:
- Ну что еще случилось?
- Видите ли… - прораб был непривычно вежлив. – У нас запланировано на весь мост пять опор. Так мы уже четвертую ставим. А до другого берега все так же далеко. Река ширеет.
- Как ширеет?! Что ты несешь?!
- Так выйдете и сами посмотрите.

 Инженер выбежал на берег, намереваясь убедиться, что прораб то ли что-то напутал, то ли еще не проспался, и хорошенько его обматерить.
 И с ужасом понял, что прораб прав. Противоположный берег реки был теперь примерно в два раза дальше, чем в начале строительства. Другой конец строящегося моста едва просматривался в утренней дымке.
- Может, река разлилась? - пытался уцепиться за здравый смысл инженер. – Или где, может, из водохранилища воду спустили…
- Да будет тебе херню пороть! – уже совсем невежливо оборвал его прораб. – Какой, к черту, разлив в июле месяце! А про водохранилище молчал бы. Сам знаешь, никаких водохранилищ поблизости нет. А если бы и были, или разлилась, так нас бы давно затопило. Но мы-то там, где и были. Берег все тот же, мать твою!  Ты лучше скажи, что делать будем?!!!
В голосе прораба, мужика крепкого, прошедшего с дюжину крупных строек, явно проскальзывали истерические нотки.
- Что делать? - Инженер тряхнул головой, пытаясь то ли собраться с мыслями, то ли придать себе вид полной уверенности и контроля над ситуацией. – Будем строить!

 Очередная опора – в проекте не значившаяся, - ставилась уже более чем в 400 метрах от берега. По плану это был уже другой берег. Но инженер настоял, чтобы работы продолжались. Он, правда, хотел было связаться с управлением и сообщить о странной ситуации, но раздумал, представив, как там отреагируют на сообщение о том, что река внезапно стала шире как минимум в два раза. Решат: либо допился до чертиков, либо спятил, и отстранят к ебене матери! Впрочем, вечером стало ясно, что если бы и он и захотел проинформировать начальство, то все равно не смог бы. Телефонная связь с районом почему-то вырубилась. Не было связи и с другим берегом. 
 
 Среди рабочих началось смутное брожение. Бывалые работяги, не боявшиеся ни Бога, ни черта – кроме прораба - были явно напуганы и намекали на нечистую силу. Другой берег теперь едва виднелся на горизонте. Почему-то прекратился подвоз продовольствия и стройматериалов. (Еды оставалось на три дня.) Люди начали поговаривать, что пора валить отсюда, пока не поздно.
 Однако инженер был непреклонен. Он приказал начать установку восьмой опоры. Рабочие, ворча, все же подчинились, но оказалось, что устанавливать опору некуда. Дно исчезло. То есть, оно, конечно, где-то было, но только, видимо, очень глубоко. Достать до него имеющимися средствами так и не смогли.

 На следующее утро в лагере было тихо. Все ушли. Инженер обошел бараки. Никого. Ушли, забрав остатки продовольствия.
 Он вышел на берег. Перед ним расстилалась бескрайняя водная гладь, в которую уходила нитка недостроенного моста.
 Страха он почему-то не испытывал. Возможно, потому, что сознание отказывалось воспринять реальность происходящего. Этого не может быть. Значит, этого нет.
 Он зашел в каптерку и достал из сейфа НЗ – литровую флягу со спиртом. Глотнул, запил водой из чайника. Вода текла по подбородку. 

     Инженер сел в моторную лодку.
Он правил все дальше и дальше от берега. Оглянулся.  Берега не было. Осталась лишь черная точка недостроенного  моста. Внезапно заглох мотор. Он поднял крышку. Кончился бензин. Под сиденьями лодки он нашел весло. На мгновение у него возникла мысль: повернуть назад. Но сам он уже знал, что не повернет. Да и куда назад? К пустым баракам, гнетущей тишине, недопитой фляге спирта… Зачем?
Вода вокруг бурлила. Около лодки резвились какие-то странные, огромные животные – он мог видеть лишь их блестящие, лоснящиеся спины. Но он не боялся. Не потому, что был храбрым. А потому, что ему непременно надо  доплыть до другого берега. Он ведь наверняка есть, должен быть – этот другой берег.
        23 мая 2003

 

 



  • 1
(Deleted comment)
hayaumare July 30th, 2010
Тоже присоединяюсь :)
Красивые сказки, скорее даже притчи...

molodiakov August 8th, 2010
Спасибо! И вот такие чудесные тексты не находят издателя! А у Андрея Леоновича еще много интересного написано!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account