Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Семь книг 2017 года

Традиционный список лучших - в меру моего разумения и вкуса - книг на русском языке, прочитанных мной в уходящем году. Почему семь? Десять не набралось, в пять не влезло.
Книги по алфавиту авторов.
1. Владимир Вейдле. Вечерний день. Отклики и очерки на западные темы. Нью-Йорк, 1952.
Лучшая книга из прочитанных за год. Мечтаю когда-нибудь написать нечто подобное.
2. Александр Куланов. Ощепков (ЖЗЛ). М., 2017.
Отличный образец биографического жанра. Что еще добавить?
3. Ефим Курганов. Аферист века. М., 2014.
Исторический роман об Александре Стависском. Вызвал у меня много вопросов, которые я имел возможность задать автору, - и стал источником небывалого (!) вдохновения.
4. Павел Муратов. Образы Италии. М., 1994.
Понятно, что всеинтеллигентныелюди давнопрочитали. А я вот только сейчас. Больше всего понравилась атмосфера книги, ее "воздух". Жаль, что никто из нас не увидит Италию Муратова (как, например, и Грецию Морраса).
5. Сергей Сергеев. Русская нация. Национализм и его враги. М., 2017.
Получилось так, что "основную" книгу моего друга С.М.Сергеева я пока не прочитал (непременно прочитаю в будущем году!). В этом сборнике лично мне особенно близки статьи о декабристах и евразийцах. Эту книгу должен прочитать каждый думающий русский.
6. Александр Соболев. Тургенев и тигры. М., 2017.
Возможно, лучшая книга по истории русской литературы, вышедшая в 2017 году. Осторожно (политкорректно!) пишу "возможно", ибо вдруг чего-то не знаю. По-моему, так лучшая!
7. Любовь Шапорина. Дневник. ТТ. 1-2. Изд. 3-е. М., 2017.
Эту книгу тоже должен прочитать каждый думающий русский. Полагаю, многие уже прочитали. О ней превосходно написал С.М.Сергеев http://www.apn.ru/publications/article31322.htm
Мне добавить нечего - кроме того, что надо читать полностью.

КНИГОЙ ГОДА, то есть главной книгой, изданной на русском языке в 2017 году, считаю двухтомник "Стихотворения и поэмы" Георгия ШЕНГЕЛИ. Это эпохальная книга для русской литературы.

  • 1
lucas_v_leyden December 30th, 2017
Спасибо, дорогой друг! Список мне понравился:)

molodiakov December 31st, 2017
Спасибо тебе за отличную книгу, которая - помимо всей прочей пользы - очень украсила мой отпуск.

yozhique December 30th, 2017
Большое спасибо, "Тургенев и тигры" выглядит очень интересно. Без Вашего списка, наверное, не узнал бы о ней.

molodiakov December 31st, 2017
Читать непременно!

scabon December 31st, 2017
Спасибо за рекомендации.

У Вейдле я читал только воспоминания о 1914-1924гг., опубликованные в "Диаспоре". Они милые и местами небезынтересные, но он был человеком несколько "не от мира сего" и многого вокруг себя не замечал, как становится видно при сопоставлении с другими источниками. Возможно, что для искусствоведа это, как сейчас говорят, не bug, а feature :-) Я начал в своё время читать его "Умирание искусства" (1937), но не пошлО, так как проблематика (которой он заинтересовался ещё в 1922-м году во время визита в Германию, как он пишет в воспоминаниях) от меня далековата. Кстати, последние главки его воспоминаний о процессе получения разрешения на выезд из СССР в начале 1924-го года весьма интересным образом перекликаются с воспоминаниями художника и одного из первых невозвращенцев Елены Крыленко, сестры наркома и прокурора Николая Крыленко. Они получали разрешение на выезд почти одновременно и в обоих случаях было замешано ГПУ, но ситуации были совершенно разные. В отличие от воспоминаний Вейдле, воспоминания Крыленко, насколько мне известно, на русском не публиковались. Надо бы перевести и выложить, но всё времени не хватает.

Посмотрел Сергеева о декабристах. Я с этой проблематикой плохо знаком, так что отмечу только пару моментов. Во-первых, фраза "Дело также не в конфессиональных противоречиях: Пестель и Кюхельбекеры были лютеранами" напомнила о том, как глубоко въелась советская терминология ("противоречия" в марксистском смысле слова) в русскую культуру, в том числе среди людей, марксистами себя не считающих. Во-вторых, о конфликтах в декабристской среде по национальным вопросам мы знаем ещё с середины 19-го века, но эти источники не протяжении поколений были большинству живших в РИ-СССР-РФ читателей недоступны по цензурным соображениям. Даже такой основополагающий труд как "Россия и русские" Николая Тургенева так и не был полностью издан ни в РИ, ни в СССР и был опубликован в Москве только в 2001-м году, т.е. через 154 года после его публикации в Париже. Так что публикацию подборки цитат декабристов по этому вопросу в популярном издании можно только приветствовать, а их интерпретация и помещение в более широкий контекст - дело будущего.

Что касается дневника Шапориной, то я читал только отрывки. То, что я прочёл, мне показалось небезынтересным, но предсказуемым. Если человек трезво смотрел на окружающий его мир и был далёк от марксизма, то что ещё он мог написать о нищете, голоде, терроре, лжи, принуждении к соучастию к сталинской вакханалии и т.д.? Если смотреть ту часть идеологического спектра, к которой принадлежала Шапорина, то Спроге и Пришвин пишут примерно то же самое. Конечно, ведение откровенного дневника требовало при сталинизме большой смелости, но смелость не обязательно связана с неординарной проницательностью.

Edited at 2017-12-31 09:56 pm (UTC)

molodiakov January 3rd, 4:20
Вейдле в последние годы стал одним из моих любимейших авторов - нравится всё, что ни читаю. Воспоминаний в "Диаспоре" не читал (не попались под руку), но о детстве, отрочестве и юности он написал в превосходной книге "Зимнее солнце" (1976) (есть в сети, но часто встречается плохо распознанный файл с кучей опечаток). Очень рекомендую - удивительно приятное чтение!
Дневник Шапориной интересен тем, что пишет человек в советских условиях не привилегированный (как Пришвин), но помнящий "ту" жизнь и имеющий, с чем сравнивать. У нее острый ум и четкая национальная самоидентификация - и то, и другое логично входят в "противоречие" (смайлик) и советской идеологией, и советской действительностью.

yozhique January 4th, 21:25
Можно ли ожидать, что с Вашей подачи когда-нибудь выйдет качественное издание Вейдле?

molodiakov January 5th, 10:47
Есть проблема с копирайтом. Но если бы меня позвали, для меня это была бы большая честь.

scabon January 5th, 22:45
> не привилегированный (как Пришвин)

Соглашусь, что это накладывало отпечаток на Пришвина и прочих орденоносцев. Чтение их жалоб на то, что Сталин им дал слишком маленький орден, сейчас вызывает только грустную улыбку.

> У нее острый ум и четкая национальная самоидентификация - и то, и другое логично входят в "противоречие" (смайлик) и советской идеологией, и советской действительностью.

Как видно из опубликованных сообщений сексотов ГБ, тайные разногласия со сталинской идеологией и практикой были у многих интеллигентов. Вопрос в том, кто занимал какие позиции и как эти позиции со временем менялись. Например, бывший троцкист поэт Уткин говорил в 1943-м году, что "пожалуй, придётся восстановить частное сельское хозяйство, иначе страна из нищеты не выберется", что "у нас такой же страшный режим, как и в Германии" и что "нашему государству я предпочитаю Швейцарию", а также мечтал о "свободной демократической России". Это наводит на мысль о том, что сталинизм привёл к существенному сдвигу в позиции по крайней мере части той молодёжи, которая в конце 1910-х и начале 1920-х годов пошла за большевиками. Или, скажем, то, что старый эсер писатель Никандров тогда же говорил, что "в первую очередь должны быть уничтожены, или как-то приведены к ограничению евреи", тоже многое говорит о смене настроений.

У Шапориной я такой эволюции не заметил, но возможно, что прочитанные мной отрывки были слишком короткими и/или нерепрезентативными.

Edited at 2018-01-06 01:13 am (UTC)

molodiakov January 6th, 6:28
Про Уткина очень забавно - спасибо.
У Шапориной настроения, видимо, не менялись в силу отсутствия малейшей очарованности советской властью. Хотя из Европы она во второй половине 20-х вернулась сама. "Жалеет страшно", как говорил кто-то (не Жванецкий ли?).

scabon January 7th, 22:18
> Про Уткина очень забавно - спасибо.

Советский эксперимент, как и другие социальные эксперименты, со временем привёл многих людей к пересмотру взглядов. Вот, скажем, обращение части меньшевиков и эсеров 1952-го года -- http://sd-inform.org/nasha-ideologija/programnye-dokumenty-i-deklaraci/pisma-i-zajavlenija/na-puti-k-edinoi-socialisticheskoi-parti-pismo-zaveschanie-14-rosiiskih-socialistov-1952-g.html . На рубеже 1940-1950-х годов была даже шутка, что, мол, третья мировая война будет не между коммунистами и антикоммунистами, а между коммунистами и экс-коммунистами. На Западе эту эволюцию было легко проследить, так как все дебаты шли в открытую. В СССР с этим было сложнее, так как информации и откровенных дебатов было мало, а страха много. Поэтому так ценны сохранившиеся немногие откровенные дневники и сводки ГБ.

В принципе такое развитие событий можно только приветствовать: поставили эксперимент, потом по его результатам провели корректировку. К сожалению, эксперимент был куда более дорогостоящий, чем требовалось, особенно учитывая то, что к тому времени уже был опыт десятков коммунистических "колоний" в Америке 19-го века. На них социалистами возлагались большие надежды. Например, Энгельс в 1844-м году писал об этих колониях следующее (http://marxengels.public-archive.net/en/ME0121en.html):

"We see then that community of goods is by no means an impossibility but that on the contrary all these experiments have been entirely successful. We also see that the people who are living communally live better with less work, have more leisure for the development of their minds, and that they are better, more moral people than their neighbours who have retained private property. And all this has already been acknowledged by the Americans, British, French and Belgians and by a large number of Germans. In every country there are a number of people who are busy spreading the ideal and have already taken up the communal cause."

Все эти колонии, как известно, распались/разорились, так что, казалось бы, эксперимент был благополучно завершён с минимальными потерями. Но, увы, нет...

> Хотя из Европы она во второй половине 20-х вернулась сама. "Жалеет страшно", как говорил кто-то (не Жванецкий ли?).

Да, это из "Трос сорвало" Жванецкого (http://www.many-books.org/auth/747/book/18148/jvanetskiy_mihail_mihaylovich/moy_portfel/read/46).

Случаев возвращения в 1920-е годы было не так мало по самым разным причинам. Репин, например, вёл переговоры о возвращении (аж с Политбюро) по причинам материального характера. Тот же Вельде ездил в поездку в Германию в 1922-м году и вернулся, как он пишет, "не без замысла уехать вновь." Правда, оказалось, что в 1924-м году это было уже не так просто, как в 1922-м, но всё же ему удалось вырваться с помощью случайного еврея из ГПУ (!):

"Не будь его доброй воли, я бы легально и со всеми удобствами из России не уехал. Вовсе бы не уехал, всего верней. А целым и невредимым едва ли прожил бы там и год. Тошнотворный этот -- а для иных, быть может, и смазливый - рыженький блондин оказался моим ангелом-хранителем. Очень слабая, но не вовсе отсутствующая у меня способность подражать, шутки ради, еврейскому акценту полностью исчезла с тех самым пор, как я, с паспортом в кармане, оказался на Дворцовой площади."

Одна моя знакомая -- кстати, еврейка -- которая в 1920-х годах была уже вполне взрослым человеком, рассказывала, что её отец тогда съездил в Европу, где семья, которая до революции была весьма состоятельной, часто жила до войны. Поехал один, чтобы привести все дела в порядок и подготовить переезд семьи. Всё сделал, вернулся в Россию за семьёй, но форточка уже захлопнулась и все так за железным занавесом и остались. Её дети/внуки эмигрировали уже после распада СССР.

Edited at 2018-01-07 10:19 pm (UTC)

molodiakov January 8th, 7:14
Спасибо за разнообразные и интересные сюжеты.

scabon January 8th, 16:19
Рады стараться.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account