Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Перечитывая "Вехи", читая "Из глубины"

Знаменитые "Вехи" я прочитал более четверти века назад (издание в серой мягкой обложке, кто помнит). Сейчас перечитал их и впервые (да!) прочитал "Из глубины" - в красном томе серии "Из истории..." (приложение к "Вопросам философии"), откопанном в недрах московской библиотеки.
"Вехи" я успел подзабыть в деталях, поэтому читал почти как в первый раз. Да и сам я теперь во многом другой.
Смелость "Вех" не столько в правильности диагноза (поставленного очень вежливо и робко), сколько в том, что его поставили "свои" (отсюда все толки о "ренегатстве"). Ибо "интеллигенция" в России могла быть только оппозиционная, левая (не правее кадетов) и революционная (сейчас либеральная). Правой интеллигенции быть не могло. Считалось, что быть правым (консерватором, националистом, просто верующим) стыдно. Вот за это я не люблю левых и либералов и потому интеллигентом себя не считаю. Во Франции аналогичную претензию левых говорить от имени всей интеллигенции похоронила сначала Лига французской родины, потом "Action francaise". В России, к сожалению, правые такого успеха не добились.
Но вернемся к "Вехам", точнее, к моим личным впечатлениям от них.
Больше всего точных формулировок и верных мыслей я нашел в статьях Булгакова, Гершензона и Изгоева (в последней на специфическую тему - про молодежь). У Франка понравилось рассуждение о производстве и распределении. Сделал много закладок. Получается симпатичный "Вехи"-цитатник (не все же только Вики-цитатник).
Сборник "Из глубины" произвел куда более тягостное впечатление. На словах авторы вроде понимают, какая трагедия случилась, но из их статей это не следует. Несмотря на то, что уже рвануло по полной, "народопоклонство" и "народобожие" никуда не делись. Т.е. "социалисты" плохие, а "народ" хороший. Ну-ну! Это особенно раздражает у Аскольдова и Муравьева.
Легко быть крепким задним умом, но несколько месяцев назад я впервые прочитал дневник Бунина лета-осени 1917 г. (в московском издании "Окаянных дней" 1990 г.), не предназначавшийся для печати, потом перечитал сами "Окаянные дни" и прочитал собрание его публицистики (издание ИМЛИ). Меня более всего интересовало то, что относится к периоду до его отъезда из Москвы весной 1918 г. - т.е. до написания статей "Из глубины". Очевидно одно: авторы сборника "не знали, как рожь растет", как Скабичевский (или другой какой-то либерально-интеллигентский властитель дум, о ком вспоминал Бунин). Но судили о "народе" очень уверенно.
Тяжко читать эти сборники с точки зрения стиля (да порой и языка), несмотря на отдельные блестящие фразы и даже абзацы. Ужасное интеллигентское многословие, порой переходящее в пустословие (еле дочитал "На пиру богов"), а то и в "блядословие" (как выразился Победоносцев на счет Вл. Соловьева - но тут речь не о стилистике была), особенно про "народ". Самое невыносимое по языку и стилю - "Наш язык" Вяч. Иванова: "хочется материться, когда слышишь такое" (с). После Адамовича и Вейдле читать это невозможно (да, я в курсе, что Адамович и Вейдле писали позже). Лучшее в этом отношении во втором сборнике (да едва ли не в обоих) - "Духи русской революции" Бердяева. Я не про содержание (с которым в целом согласен), а про то как отлично написано.
"Вехи" и "Из глубины" - книги для интеллигентов и про интеллигентов. Сейчас они представляют только исторический интерес, для исследователей-историков (философии тут особо не видно, чистая публицистика). Хотя отдельные фразы не мешает вспомнить самим (дабы не оступиться) и напомнить либеральной интеллигенции - потомкам не столько "веховцев", сколько тех, кого они критиковали.

  • 1
phd_paul_lector May 19th, 2016
кстати, а фамилии Панаев там нет? Я вдруг подумал, не *намекал* ли на что-то Булгаков, когда в М&М Фагот и Коровьев представились в "Грибоедове" литераторами Панаевым и Скабичевским...

molodiakov May 19th, 2016
Ни "Вехи", ни Бунин здесь не при чем. Фамилии типичных известных понаслышке, но второстепенных литераторов. Вроде посетителей дома Грибоедова.

scabon May 20th, 2016
> Смелость "Вех" не столько в правильности диагноза (поставленного очень вежливо и робко), сколько в том, что его поставили "свои" (отсюда все толки о "ренегатстве").

Да, люди, к интеллигенции не относившиеся, диагноз(ы) ставили и раньше. Например, автор термина "третий элемент" самарский вице-губернатор Владимир Григорьевич Кондоиди как-то сказал:

> ... грезы лиц, не принадлежащих ни к администрации, ни к представителям сословий в земстве, носят лишь фантастический характер, но могут, допустив в основание политические тенденции, иметь и вредную сторону. ("Русские Ведомости", 1900, 18 января, процитировано в статье Е. В. Чернышевой "Дореволюционная историография возникновения земской интеллигенции", в "Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология. Экономика. Информатика", 2009, выпуск 9, С.142).

Но, естественно, слушать его интеллигенты тогда не стали, так как в "обществе" у него была репутация архиконсерватора, скрывавшего голод в своей губернии и мешавшего с ним бороться (выступление на январском губернском собрании 1899-го года), без пяти минут погромщика и т.п. Это уже потом, в конце 1920-го, пережив революцию и Гражданскую войну, виднейший радикальный интеллигент Короленко в известном шестом письме Луначарскому писал, что дореволюционная интелигенция "вела мечтательно-озлобленную жизнь вне открытых связей с родной действительностью. А это, в свою очередь, извращало интеллигентскую мысль, направляя её на путь схематизма и максимализма.", т.е. фактически согласился с Кондоиди. Но было, как известно, уже поздно.

> Ибо "интеллигенция" в России могла быть только оппозиционная, левая (не правее кадетов) и революционная (сейчас либеральная). Правой интеллигенции быть не могло. Считалось, что быть правым (консерватором, националистом, просто верующим) стыдно. Вот за это я не люблю левых и либералов и потому интеллигентом себя не считаю.

Да, в какие-то моменты было именно так. Правда, зачастую не сознательно, а просто от отсутствия выбора. У Льва Тихомирова в "Тенях прошлого" есть главы, повествующие о его гиманзических и студенческих годах (http://narovol.narod.ru/teni1.htm). Там он как раз об этом пишет:

"Молодежь того времени [рубеж 1860-1870-х годов] вообще отличалась весьма невысоким уровнем развития. Это не подлежит никакому сомнению. Она, несомненно, страдала огромной душевной пустотой, за исключением слоя, который, вероятно, целиком скоро пошел в революцию и о котором скажу ниже. Я совершенно не помню в кругу товарищей своих никаких горячих, душу захватывающих споров, никаких идеальных интересов. Ни высшие вопросы религии, философии, науки (в тех пунктах, где они соприкасаются с философией), ни вопросы нравственности, ни широкие общественные вопросы — ничего этого не затрагивалось около меня в течение двух лет. ... Как проходила их жизнь? Немного лекций, а затем сожительство с модистками, гоньба за ними по бульварам, карты, кутежи."

У Сергея Булгакова тоже есть на эту тему весьма интересные заметки -- в первую очередь "Моё безбожии" и "Моё рукоположение" (http://predanie.ru/lib/book/93816/#toc2) -- о том, почему он, вышедший из рода священников, потерял в 14-15 лет веру и стал радикалом-интеллигентом, вскоре пришедшим к марксизму. Вот, например:

"Рок мой состоял в том, что в том возрасте, когда во мне пробудилась критическая мысль, я находился в среде некультурной или, лучше сказать внекультурной, и это делало меня, в известной степени, беззащитным перед ядами интеллигентщины, но вместе и лишенным ее благ и вообще культурного воспитания. Я находился, в известном смысле, в состоянии первоначальной невинности, святого варварства. Когда же столкнулся с ревизионным сомнением, которое порождалось во имя культуры и свободы, я оказался пред ним совершенно беззащитным да и обнаженным. Иной культуры, кроме интеллигентской, в ее довольно упрощенной форме политической революционности (но даже еще не социальной) я не знал. ... Я оказался отрочески беспомощен перед неверием и в наивности мог считать (на фоне, конечно, и своего собственного отроческого самомнения), что оно есть единственно возможная и существующая форма мировоззрения для умных людей. Мне нечего было противопоставить и тем защититься от нигилизма." (Окончание в следующем ответе, так как "слишком много букв".)

scabon May 20th, 2016
(Окончание)
Так что варианты выбора в кругу (а точнее "кругах") Булгакова и Тихомирова были не "консерватизм-радикализм", а "пустота-радикализм". При таком выборе не приходится удивляться тому, что интеллигенция была радикальной.

В позднесоветский период ситуация была в чём-то похожая, но в чём-то уже иная. После того, как в конце 1960-х и начале 1970-х официальный коммунизм окаменел и превратился в истукана, на высшем интеллектуальном уровне произошло расслоение на три группы: левых-социалистов, либералов-западников и националистов-консерваторов. Между ними, особенно в эмиграции, начались предсказуемые конфликты, но это было на верхушке. На нижнем же и среднем уровне процесс расслоения шёл медленно, да и комбинаций разных было довольно много. Среди моих знакомых были как религиозно настроенные национал-консерваторы, так и религиозно настроенные либералы-западники. А также нерелигиозные либералы и нерелигиозные консерваторы. Так что уже существовал некий спектр, хотя и основанный, особенно за пределами московской интеллектуальной элиты, на очень поверхностном и отрывочном знакомстве с философской и исторической литературой.

Напоследок поделюсь тем вариантом ответа на старый вопрос "в чём разница между интеллигентом и интеллектуалом", который я в своё время для себя сформулировал: "Интеллигент ищет мировоззрение, а интеллектуал ищет истину." Но это уже проблема следующего порядка и относится ко всем разновидностям интеллигенции вне зависимости от политической ориентации.

Edited at 2016-05-20 11:16 pm (UTC)

molodiakov May 25th, 2016
Спасибо, очень интересный комментарий.
Русским по-прежнему не хватает национально мыслящих людей - с акцентом на ОБА слова)))
Определение "интеллигента" и "интеллектуала" отличное! Лишний раз удостоверился, что я не интеллигент.

scabon May 27th, 2016
Рад слышать, что мои размышления показались Вам интересными!

Что касается "национально мыслящих людей", то позволю себе привести цитату из прошлогодней дискуссии в другом журнале. Дело началось с обуждения вопроса о том, каковы были предпочтения электората на Украине во время Гражданской войны (http://labas.livejournal.com/1089617.html?thread=24037201#t24037201), но потом речь зашла о более широких вопросам становления европейского национализма. Вот что я тогда написал:

"... в первом приближении в конце 18-го - начале 19-го веков в западной Европе поднялась волна национализма (в самом широком смысле слова), которая покатила на восток и привела к тому, что в 19-20-м веках границы европейских государств были в значительной степени приведены в соответствие с границами расселения этнических групп, а большинство государств стали моноэтническими. В 1850-м году ещё не существовало "немецкого государства", "итальянского государства", "польского государства", "болгарского государства" и т.д., а в 1950-м они все уже были. В пограничных районах возникла проблема ирредентизма, которая была решена отчасти путём обмена населения, как то было в пограничных районах Греции-Турции в 1923-м или Италии-Германии в 1939-м, и отчасти путём депортации, как то было в случае с немцами в 1945-м.

В центральной, юго-восточной и восточной частях Европы, куда эта волна докатилась несколько позже, были дополнительные сложности. Во-первых, в некоторый регионах сохранялась традиционно-религиозная самоидентификация, а чёткой национальной идентификации не было. Были районы, где один язык плавно переходил в другой, что вело к конфликтам между носителями этих языков -- см., например, конфликт между Сербией и Болгарией из-за Македонии, да и Украина в этом отношении недалеко ушла.

Во-вторых, в некоторых районах одна идентификация с своё время наложилась на другую, как то было в Чехии, где городское население после разгрома 1620-го года онемечилось, так что воссоздание чешского литературного языка и чешской идентификации в 19-м веке было длительным и болезненным процессом. Кстати, о выборе самоидентификации в Австро-Венгрии было интересно написано в автобиографии Карла Радека, который, по его словам, в юности чуть не стал польским националистом (!).

В-третьих, было много районов смешанного проживания этнических групп: венгры-румыны-немцы в Трансильвании, поляки-украинцы, прибалтийские немцы, говорившие на идише евреи черты оседлости и т.д.

Эти сложности убедили многих теоретиков того времени в том, что создать полноценные nation-states на территории центральной и восточной Европы было невозможно, так как пришлось бы резать по живому. Что, например, было делать с Лембергом, где жили поляки, украинцы и евреи? (Сейчас-то мы знаем, что с ним и прочими смешанными районами в конечном счёте произошло, но тогда это казалось немыслимым.)

... границы многонациональных государств -- а таковыми на данный момент являются как Украина, так и Россия -- в значительной степени произвольны. Если вышеупомянутая националистическая волна наконец восторжествует в восточной части Европы, то, судя по опыту её западной и центральной частей, это со временем приведёт к созданию мононациональных государств на её территории. Судя по тому же опыту, это обычно весьма дорогостоящий процесс и сопровождается гибелью довольно высокого процента населения, но бывают и другие варианты. Например, в дополнение к уже перечисленным вариантам решения проблемы ирредентизма, репатриация балтийских немцев в 1939-1940 годах была относительно безболезненной.

Как бы то ни было, это уже не история, а прогностика, совсем другой коленкор. Даже если я правильно описываю одну тенденцию, это ещё не значит, что нет других, которые на данный момент незаметны, но со временем станут определяющими. Я в таких случаях всегда вспоминаю "The Great Retreat" Николая Тимашева -- факты, корреляции и тенденции изложены блестяще (учитывая, что он эту книгу писал в 1945-м году), а с предсказаниями вышел полный конфуз. Так что встретимся лет через 100 и посмотрим :)

molodiakov May 29th, 2016
Тимашева не читал: спасибо за подсказку.

scabon May 27th, 2016
Что касается "интеллигентов" и "интеллектуалов", то мне кажется, что вышеупомянутые поиски мировоззрения -- а не истины -- это скорее беда, а не вина, интеллигенции. Идее о том, что необходимо придерживаться некой всеобъемлющей и всеобъясняющей "системы" мира (как шутят физики, "Общей Теории Всего"), тысячи лет, а научному подходу всего лишь 400. Методологические проблемы границ нашего знания, его зыбкости и переменчивости, и т.д. по-прежнему являются дебрями для подавляющего большинства. Я сам таким в молодости был, так что не мне камни кидать.

Всё же есть надежда на то, что необходимость поддерживать современное общество, конкурировать на рынке труда, давать какой-то результат и т.п. со временем улучшат ситуацию. Возвращаясь к "Вехам", процитирую Изгоева: "...средний массовый интеллигент в России большей частью не любит своего дела и не знает его. Он — плохой учитель, плохой инженер, непрактичный техник и проч. Его профессия представляет для него нечто случайное, побочное, не заслуживающее уважения". Будем надеяться, что со временем эта ситуация изменится, а интеллигенты превратятся в интеллектуалов. Только боюсь, что в данном случае вышеупомянутых 100 лет не хватит...

molodiakov May 29th, 2016
Года два назад или больше я писал здесь об "этической катастрофе" в РФ, в том числе о "праве работать плохо". Ситуация чем дальше, тем хуже. Отдельные люди работают хорошо и даже лучше, но это отдельные люди, а не Система.
На превращение интеллигентов в интеллектуалов я не надеюсь. Скорее в них превратятся те, кого минует пребывание среди "интеллигентов".

  • 1
?

Log in

No account? Create an account