Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Читаем: письма Константина Бальмонта к Дагмар Шаховской

Два года назад издательство "Русский путь" под названием "Мы встретимся в солнечном луче..." выпустило большой (624 с.) том писем Константина Бальмонта к Дагмар Эрнестовне Шаховской (1893-1967), возлюбленной и матери двух его детей - Георгия (1922-1943?) и Светланы (р. 1925). Светлана Константиновна Шаховская (дети носили фамилию матери и отчество настоящего отца), в замужестве Шейлз, предоставила для публикации письма, сохраненные матерью, Так что вопрос о "нарушении тайн частной жизни" не стоит. При том что это действительно интимные письма.
Прочитать подряд внимательно все 860 (восемьсот шестьдесят) писем смогут, наверно, немногие. С момента их сближения в 1921 г. в периоды разлуки (которые, увы, занимали большинство отпущенного им времени) Бальмонт писал любимой ежедневно (пропуск письма был чрезвычайным событием), нередко два раза в день: открытка утром, письмо вечером. Публикуемые письма - все сохранившиеся или, по крайней мере, обнаруженные - охватывают период с начала их знакомства в Москве весной 1920 г. до конца 1924 г. плюс одно случайное письмо 1926 г. Можно представить, сколько НЕ уцелело, ибо с наступлением 1925 года отношения не прервались. Пропали и все ответные письма - вместе с бумагами Бальмонта в 1930 г. (была какая-то печальная история с парижским складом). Так что перед нами лишь часть переписки.
О чем письма? Пишет, во-первых, Влюбленный, во-вторых, Поэт (оба слова, конечно, с большой буквы!). Больше всего в них о любви и о литературной работе. Бальмонт посылал Дагмар новые стихи и прозу, статьи других авторов о себе, полученные им письма, которые считал интересными или заслуживающими внимания. Порой упоминал собратьев-литераторов, по большей части недобрым словом: Милюкова за то, что тот мало печатает его в "Последних новостях", Бунина и Мережковских за то, что "интригуют" за его спиной в поисках материальной помощи - и то, и другое несправедливо. Тепло пишет о Куприне (только жалуется, что тот пьет, в то время как Бальмонт в завязке), Гребенщикове и Сергее Прокофьеве. Несмотря на жалобы, из писем видно, что Бальмонта еще печатают много (только "Современные записки" воротят лицо - причем, как видно из других источников, не вполне приличным образом).
Письма написаны "бальмонтовским" языком, вне зависимости от темы. Например: "А ежелунность четырехнедельная пришла к Тебе или потонула в наших поцелуях?". "Вы нынешние, ну-тка!". Причем он не позирует и не рисуется. Это нормальный язык, он им разговаривает.
Сквозная тема писем - правда, чаще подразумеваемая, чем прямо называемая - непростая семейная ситуация Бальмонта. В России осталась "законная" жена Екатерина Алексеевна Андреева-Бальмонт (умнейшая женщина и автор превосходных мемуаров), которую он продолжает любить, называет не иначе как "Катя", при первой возможности посылает ей и дочери Нинике ("Фейные сказки") деньги и, с оказией, письма. Живет он вместе с "невенчанной", но давней женой Еленой Константиновной Цветковской. (Есть чудесный рассказ не помню в чьих мемуарах, как Екатерина Алексеевна, провожая Бальмонта с Еленой за границу, строго объясняет ей правила ухода за Поэтом - потому что страшно за него волнуется и не доверяет "девчонке" - а та внимательно слушает и чуть ли не повторяет за ней). С ними живет их дочь-подросток Мирра, живо интересующаяся папиными амурами и сочувствующая им, и друг семьи Анна Николаевна Иванова (характер ее отношений с Бальмонтом я не очень себе представляю), посвященная в упомянутые амуры. И тут Дагмар, а потом двое детей!
Бальмонт любит всех. Искренне. Каждая новая любовь не отменяла прежнюю, но дополняла ее (он об этом прямо пишет Дагмар, но сейчас не могу найти цитату). Для Бальмонта это нормально: он считал, что чем больше любви в мире, тем лучше для всех. Женщины думали по-другому. Лучше всех бешеный характер мужа понимала "Катя". Елена и Мирра постоянно скандалили еще и друг с другом. Елена ненавидела Дагмар, зная о ее отношениях с Бальмонтом, и по мере сил устраивала ему сцены, но, видимо, знала меру, т.к. семья жила только на его заработки. В письмах к Дагмар Бальмонт часто упоминает всех домашних, начиная с "Кати" - кроме Елены, которая появляется только тогда, когда молчать уже нельзя. Интересно, что писала о ней Дагмар? В воспоминаниях дочери Светланы, которыми открывается книга, сказано: "Когда я спросила маму, кто такая Елена, жившая с моим отцом в одном доме, мама ответила, что она была его экономкой и так долго с ним жила, что вообразила себя его женой. Я и этому верила". Ничего себе ответ!
Веселая и грустная книга. С прекрасной, теплой "аурой", несмотря ни на что. Бальмонт в ней очень трогательный, хотя иметь его в числе друзей дома я бы... поостерегся что ли. (В воспоминаниях Натальи Борисовны Зайцевой-Соллогуб есть смешная сцена, как Бальмонт - друг дома и старше ее на 45 лет - стал заглядываться на юную барышню и готов был предложить ей удалиться под сень струй, так что Зайцевы-родители, хорошо зная нрав приятеля, вдвоем их не оставляли). Дагмар вызывает симпатию и уважение. Да в общем все хорошие, плохих людей нет - кроме большевиков (нечастая, но постоянная тема). Жаль только, женщины не понимают, что Поэт одновременно любит многих.
Книга снабжена краткими толковыми подстрочными примечаниями и аннотированным именником, в котором, правда, есть досадные упущения. Не идентифицированы: Софья Григорьевна Пети (урожд. Балаховская; 1870-1966), жена французского дипломата и ангел-хранитель писателей-эмигрантов; Б. Каменецкий - псевдоним Ю.И. Айхенвальда; Парчевский Константин Константинович (1891-1945), юрист и публицист.
В одном из писем есть сенсационная информация о малоизвестном, но важном персонаже Серебряного века. Наверно, не я один вздрогнул, прочитав ее.

?

Log in

No account? Create an account