Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Правила жизни Джорджа Сильвестра Вирека

Американский поэт, писатель, журналист, пиарщик, политзаключенный. 1884-1962

Сын немецкого отца и американской матери, я считал своим долгом рассказывать стране моих детей о стране моих предков.

Формальное обучение принесло мне мало пользы и никакого вреда – разве что дало некоторую тренировку мозгам. Образование в том виде, в каком оно существует сейчас, совершенно неправильно. Это лишь трата идей и времени.

Только природная бисексуальность человека позволяет одному полу понять другой.

Вы верите в свободную любовь, но не практикуете ее. Я не верю в свободную любовь, но практикую ее.

Я уважаю грех как часть поисков Окончательного Добра человеческой душой, но испытываю физическое омерзение к пороку. Более того, он скучен мне. Нет ничего тоскливее профессиональных сластолюбцев обоего пола.

Великий человек без романтической интриги казался мне странно бесчеловечным.

Одной жены достаточно. Моногамия абсурдна, но она лучше, чем полигамия.

Дети забавляют меня. Они льстят моему эго. Они умные, и я вижу в них самого себя или какие-то фазы себя. Я всегда говорю им, что они лучше меня. Если в нашем потомстве нет никакого улучшения, теория эволюции теряет смысл.

Всё искусство – эксгибиционизм, и каждый поэт – эксгибиционист. Мои сочинения – череда интимных откровений.

Я не исключаю ничего, даже зло, из сферы искусства, особенно моего искусства. Только вульгарность я бы изгнал из пределов словесности, причем не столько описания вульгарности, сколько вульгарность описаний.

Для величия стихотворению необходимы три вещи. Оно должно говорить о чем-то жизненно важном, захватывать читателя, затем отличаться красотой выражения, художественностью, и, наконец, быть чем-то таким, что не только выражает индивидуальные чувства, но является вечным символом всеобщего значения.

Было время, когда я колебался между двумя литературами. Я советовался с друзьями по обе стороны океана, и они в конце концов согласились, что Америка, будучи беднее Европы, больше нуждается во мне. Я решил стать американским классиком.

Мое сердце всегда было на стороне побежденного.

Вам не приходило в голову, как глупо поэтам ссориться из-за политики или позволять политическим взглядам отравлять личные отношения?

Я не люблю ульи и муравейники. Люди могут прожить при любой форме правления, но если выбор остается, то мой – не в пользу коммунизма.

Семь мятежных духов нанесли человеческому сознанию раны, которые могут оказаться смертельными: Галилей, Лютер, Руссо, Дарвин, Маркс, Фрейд, Эйнштейн. Галилей лишил человека достоинства, Лютер – морального закона, Руссо – дисциплины, Дарвин – божественности. Маркс поставил под угрозу собственность. Фрейд убил любовь. Оставался один мост в бесконечность, один выход – абстрактная наука. Пришел Эйнштейн, и всё стало “относительно”.

Будучи погребенным не впервые, я спокойно ожидаю очередного воскресения.

Интересно, кто подарит мою библиотеку какому-нибудь университету после моей смерти?

Я не всегда согласен с самим собой.

  • 1
aldusku March 2nd, 2016

Спасибо, очень интересно. Скопировал себе. Хотя добрая половина суждений — спорна. Но изложено интересно, а это — главное.

Афоризм о семи мятежных духов напомнил мне старый анекдот: «Моисей учил - всё оттуда, указывая на небо. Соломон учил: - всё отсюда, указывая на лоб. Христос учил, что всё отсюда, указывая на сердце. Маркс учил, что всё отсюда, указывая на желудок. Фрейд учил, что всё отсюда, указывая ниже пояса. А Эйнштейн сказал: “Все относительно“».


molodiakov March 5th, 2016
В последней фразе все сказано)))
Анекдот славный.

thrasymedes March 2nd, 2016
Почему-то ожидал большего

molodiakov March 5th, 2016
Это не более чем отдельные фразы на разные темы, зачастую вырванные мной из контекста, - в соответствии с жанром - а не катехизис или символ веры.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account