Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Околовирека-22: сенатор Джеральд Най

После небольшого технического перерыва наш сериал возобновляется, и в студии вновь политик - сенатор Джеральд Най (в биографии Вирека будет его отличное фото!).

Республиканец из Северной Дакоты Джеральд Най (1892-1971) «прогрессист» и активист президентской кампании Роберта "Боевого Боба" Лафоллетта 1924 г., появился на Капитолии в 1925 г. Он считался «работягой» и типичным аграрием – прагматичным, но ограниченным провинциалом, без глубоких знаний и оригинальных идей. Известность Наю принесло председательство в сенатском комитете, который в 1934-1936 гг. изучал военную промышленность США и экспорт вооружений. Публика ждала разоблачения «торговцев смертью», но тщательное, хотя и ограниченное объективными условиями, расследование «не установило наличие международного заговора производителей и продавцов оружия». Особый интерес вызвала заключительная фаза работы, когда комитет рассматривал американские займы «союзникам» в годы Первой мировой и их возможное влияние на вступление США в войну (любимая тема Вирека и его журнала «Fatherland»). Госсекретарь Уильям Брайан был против любых займов воюющим странам, но советник Госдепартамента (и будущий госсекретарь) Роберт Лансинг убедил президента Вудро Вильсона разрешить это частным банкам, а Дж.П. Морган не скрывал желания «сделать всё возможное в рамках закона, чтобы помочь “союзникам” поскорее победить». Расследование вызвало тревогу в Лондоне, Париже и Риме, из-за чего госсекретарь Корделл Хэлл, допустивший экспертов в архив Госдепартамента, не разрешил предать гласности переписку с иностранными правительствами. Комитет не смог доказать, что «англичане и Морган устроили кризис с целью вызвать изменение политики» Вильсона, но критиковал его за оказание предпочтения «союзникам», применение двойных стандартов в вопросе об ущемлении американских прав и интересов, а также за ложь о том, что он только после войны узнал о тайных договорах Антанты. В это время у комитета закончились деньги, и демократы – партия большинства – дали понять, что новых ассигнований не будет. Отчет содержал реверансы в сторону Вильсона и ни в чем не обвинял Морганов, но рекомендовал ужесточить законы о займах и кредитах воюющим странам .
Материалы и выводы комитета не содержали сенсаций, но дали новые аргументы антиинтервенционистам, что задним числом навлекло на него острую критику. Его работа способствовала усилению законодательства о нейтралитете в 1935-1937 гг., причем инициатива этого исходила от самого президента , тонко чувствовавшего конъюнктуру. Затем Най выступил против «заполнения» Верховного суда и начал критиковать внешнюю политику Рузвельта после поворота к обличению «агрессоров» в конце 1937 г. Вместе с сенатором Эрнестом Ландином (другом Вирека) и другими членами Комитета по военным делам сенатор присутствовал на встрече в Белом доме 31 января 1939 г., когда президент, попросив сохранить услышанное в тайне, заявил, что Германия, Италия и Япония стремятся к «мировому господству», поэтому «первая линия обороны» США находится в Атлантике. Слова попали в прессу, причем в искаженном виде: «Американская граница проходит по Рейну». ФДР счел Ная виновным в «утечке», тот ответил резким заявлением, и их отношения были разорваны .
Самый известный эпизод отношений Вирека и Ная связан с речью сенатора «Пропаганда в будущей войне» (25 апреля 1939). Согласно докладу специального помощника генпрокурора США Джона Рогге, законченному в 1946 г., «в начале апреля 1940 г. Вирек явился в офис Ная чтобы заказать 6 или 7 миллионов экземпляров речи. Пожалуй, это был самый большой заказ на оттиски; даже о сотнях тысяч речь шла редко. Ная не было в городе, и Вирек встретился с его секретарем Джеральдом Мувиусом (1907-?). Вирек начал с того, что просто зашел поприветствовать сенатора, но вскоре выяснилось, что они недавно встречались. Они проговорили примерно час. В конце Вирек сказал Мувиусу, что пришлет ему свою книгу «Кайзер под судом». Через несколько дней книга была доставлена».
Прерву цитату, потому что экземпляр этой книги с инскриптом автора Мувиусу находится у меня. Удивительное ощущение – владеть артефактом, упомянутым в историческом источнике.



Продолжим:
«Через несколько дней Вирек пришел опять. Мувиус поблагодарил его за книгу. Вирек спросил, может ли он приобрести оттиски речи Ная. Мувиус ответил, что это возможно, и спросил, о каком количестве экземпляров идет речь. Вирек на минуту задумался и, посмотрев куда-то в сторону, произнес: ”Шесть или семь миллионов”. Мувиус ахнул: “Мой бог, мистер Вирек, вы представляете, сколько это будет вам стоить?”. Вирек ответил, что нет. “Это огромная сумма”, – заметил Мувиус и принялся подсчитывать. Закончив, он объявил: “Около 75 тысяч долларов”. “Не так уж много, – спокойно ответил Вирек после небольшой паузы. – Думаю, это можно организовать”. Затем он попросил узнать точную цифру в государственной типографии. Мувиус ответил, что выяснит, но не может сделать заказ в отсутствие сенатора. К чести обоих следует добавить, что Мувиус и Най отказались иметь дело с Виреком.
Впрочем для Вирека это не было полной неудачей. Через некоторое время он велел (своему помощнику Прескотту - В.М.) Деннету заказать 25 тыс. экземпляров для комитета «Заставим Европу платить военные долги». Най согласился удовлетворить эту просьбу. Более того, в одной из “совершенно секретных” телеграмм (временного поверенно в делах в США Ханса - В.М.) Томсена в МИД Германии сказано, что Вирек смог разослать в общей сложности двести тысяч экземпляров речи:
”Аргументы из книги Роджерсона «Пропаганда в будущей войне», которые должны подействовать на сознание американцев, были тщательно подобраны изоляционистом сенатором Наем и включены в его выступление в Сенате. Речь со многочисленными цитатами из книги Роджерсона включена в протокол Конгресса 25 апреля 1939 г. и распространена в адрес 100 000 лиц по известному вам каналу.



После долгих переговоров нам удалось добиться распространения речи еще 100 000 специально отобранных лиц по тем же каналам.
Делать это всегда непросто, а сейчас ситуация особенно деликатная, поскольку сенатор Най как политический противник президента находится под пристальным надзором здешней тайной государственной полиции (ФБР – В.М.)”.
Это был единственный раз, когда Вирек столкнулся с какими-то затруднениями. После инцидента с Мувиусом он в случае малейших сомнений делал заказы через Деннетта. Конечно, со старыми друзьями вроде Ландина и (конгрессмена Гамильтона - В.М.) Фиша, которые предоставляли ему свои офисы, он имел дело напрямую». Фиш позже заявил, что «Вирек никогда не просил использовать мою почтовую привилегию для рассылки каких-либо речей и не писал никаких выступлений для меня».
Каковы были личные отношения Вирека с Наем? Когда в январе 1943 г. Верховный суд готовился пересмотреть его дело, разоблачитель Дрю Пирсон упомянул сенатора в числе покровителей «нацистского агента». Най назвал это ложью, заявив, что разговаривал с Виреком «всего раз или два» и «решительно отказал», когда тот «в последний раз» приходил в его офис «за год с лишним до Перл-Харбора»; по мнению вирековского биографа Н. Джонсона, речь идет о попытке заказать миллионы оттисков. Полагаю, сенатора и секретаря смутила не столько личность гостя, сколько объем заказа на оттиски одной-единственной речи и спокойная реакция на названную цену. Добавлю, что когда вирековское "тайное издательство" «Flanders Hall» вело переговоры с Наем о написании книги под рабочим названием «Агрессия», этим занимался Деннетт. В 1943 г. сенатор был готов дать показания в суде в пользу Вирека, но адвокаты не вызвали его.
Если кампания против сенатор Бертона Уилера (героя одной из предыдущих серий) строилась вокруг использования почтовых привилегий, Ная обвинили в антисемитизме. 1 августа 1941 г. сенатор потребовал расследовать интервенционистскую пропаганду в фильмах и радиопередачах, указывая на давление администрации и на влияние в Голливуде эмигрантов из Европы. Национальность большинства киномагнатов не была тайной, и они предприняли контр-атаку, наняв на защиту своих интересов Уэнделла Уилки – да-да, того самого! - бывшего соперника Рузвельта на выборах 1940 г. и ярого интервенциониста. Расследование затянулось, а после нападения Японии на США было прекращено «в интересах национального единства».
Пёрл-Харбор нанес решающий удар по карьере Ная, которого не стеснялись называть «предателем» и «фашистом». Предвыборная кампания 1944 г., когда он добивался переизбрания, шла на фоне суда над Виреком, Деннеттом и теоретиком фашизма Лоуренсом Деннисом, знакомым Ная. Министерство юстиции, писал возмущенный сенатор генеральному прокурору Фрэнсису Биддлу, «использует процесс для создания впечатления о том, что я состою в порочащих связях с обвиняемыми в подрывной деятельности», «назначает заседания так, чтобы бросить на меня тень за пять дней до выборов, на которых я добиваюсь выдвижения в Сенат» и «разворачивает кампанию клеветы против меня в тот час, когда жителям Северной Дакоты предстоит дать оценку моей кандидатуре». Он выиграл партийные выборы и добился выдвижения, но один из его соперников выступил в качестве независимого кандидата и расколол республиканский электорат, что принесло победу демократам. Подводя в прощальной речи итоги своей службы на Капитолии, Най многозначительно заметил: «Пропаганда, организованная безответственными силами за пределами штата, плюс пропаганда, источники которой не установить, заставила многих честных жителей Северной Дакоты поверить, что я если и не состоял на жаловании у Гитлера, то должен был состоять».
Сведения об отношениях сенатора с Виреком, Деннеттом и Деннисом были преданы гласности в 1943 г. в книге «Под прикрытием. Четыре года в нацистском подполье Америки»; за полгода было продано 800 тыс. экземпляров, причем издатели утверждали, что не смогли удовлетворить спрос из-за нехватки бумаги в военное время. Ее автор «Джон Рой Карлсон» на самом деле звался Аведис Деруньян (армянин, родившийся в Турции и эмигрировавший в США), но также был известен как итало-американец «Джордж Паньянелли», с августа 1939 г. выпускавший юдофобскую и профашистскую газетку «Защитник христианства». «Карлсон» оказался едва ли не лучшим агентом-провокатором общества «Друзья демократии», связанного с министерством юстиции и британской разведкой Он не только внедрился в среду праворадикальных маргиналов, но мог сослаться на документированное знакомство с видными антиинтервенционистами. Деннис, откровенничавший с «Карлсоном» даже во время войны, назвал Ная «лучшим в Вашингтоне», пояснив, что Уилер «хорош, но не дотягивает», сенатор Роберт Тафт «растет, но старомоден», а Фиш, сенатор Роберт Рейнольдс и издатель «Chicago Trubune» Роберт Маккормик – «безмозглые идиоты» (Фиш назвал Денниса «очень способным человеком» и подтвердил, что общается с ним, хотя не во всем согласен). Говорить о Виреке он не захотел, заметив лишь, что тот «вряд ли годился для советов германскому правительству». В феврале 1943 г. Деннис написал для «Паньянелли» рекомендательное письмо к «дорогому Джеральду», и сенатор сразу принял его .
Через полгода «компромат» появился в печати. Най и Уилер потребовали официально расследовать, на кого работает автор и кто помогал ему. Джон Флинн, умевший не только анализировать, но и добывать информацию (он собрал для Ная сведения о киношниках), изобличил его как провокатора. «Карлсон» поквитался с ним в следующей книге, публично негодуя по поводу утверждений Флинна, что Рузвельт знал о готовящемся нападении на Пёрл-Харбор. Возможная связь писателя «под прикрытием» с коммунистами заинтересовала «комитет Дайса» (по расследованию антиамериканской деятельности), но давление сверху помешало расследованию. Статьи Флинна, под которыми Дайс готов был подписаться, не нашли издателя, затем конгрессмен – считается, что не по своей воле – отказался выдвигаться на новый срок. После неудачной попытки выставить кандидатуру в Сенат в 1946 г. Най ушел из политики. Он не оставил мемуаров, но при жизни удостоился монографии У. Коула, которому открыл свой архив, но не навязывал свою точку зрения. Книга появилась в год смерти Вирека.
Автографов сенатора Ная у меня нет. Почему-то они встречаются редко и стоят недешево (при общем богатстве американского книжного рынка это чревато приступом амфибиальной асфиксией).

  • 1
phd_paul_lector June 29th, 2015
ну и история

  • 1
?

Log in

No account? Create an account