Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

"Честь служить" (1937): "изборник" Анри Массиса

Продолжаем разговор о книгах французского критика, публициста и эссеиста Анри Массиса (1886-1970), консерватора, националиста, европоцентриста и католика.
Первый изборник Массиса "Честь служить. Собрание текстов для истории поколения (1912-1937)" составлен в основном из фрагментов (глав и статей) его основных довоенных книг - "Защита Запада" (1927), о которой я писал, двухтомника литературной критики "Суждения" (1923; 1926), и невышедшей (почему, не знаю) второй книги "Воспоминаний" (точнее, "Припоминаний").



"Центрами тяжести" изборника являются разделы "Наша молодость" (1912-1914) и "Защита Запада" (1919-1933). Со вторым все понятно; фрагменты из одноименной книги дополнены несколькими любопытными эссе о Германии из книги "Дебаты" ("Споры"; 1934), о которой я напишу отдельно, и восторженным интервью 1933 г. с Муссолини. Массис видел в дуче настоящего "защитника Запада" (напомню, что для него Запад - исключительно Франция и другие католические страны) от коммунизма и немцев, поэтому в позднейших примечаниях горько упрекает французский режим Народного фронта, который (вместе с англичанами, добавим мы) толкнул Муссолини в объятия Германии.
Чем объясняется первая дата первого раздела - 1912 год? Это не начало литературной деятельности автора: к 1912 г. он уже получил высшее образование, поучился у Алена и Бергсона (в котором разочаровался), познакомился с Франсом, Барресом и Пеги, выпустил несколько книг - периоду 1905-1911 г. посвящен первый том "Припоминаний", который я уже заказал, но еще не получил. Это начало деятельности Массиса в качестве трибуна своего поколения - работа над книгой "Сегодняшние молодые люди", обобщившей результаты опроса парижской молодежи (в основном студенческой), который он проводил совместно с Альфредом де Тардом; книга вышла в 1913 г. под коллективным псевдонимом "Агатон" (Шарль Моррас подписывался "Критон", а кто из великих подписал свою первую, ЕМНИП, публикацию "Аристон"?).
Основными чертами французской молодежи "предвоенного времени" (выражение avant-guerre в то время употреблялось французскими националистами совершенно открыто и без малейшего стеснения) Агатон назвал "вкус к действию", "патриотическую веру", "католическое возрождение" (или "возрождение католицизма") и "политический реализм". "Главными чертами этого портрета, - пересказал выводы соавторов их идейный оппонент Ромэн Роллан, - являются пламенный патриотизм, католическое возрождение, классический вкус к порядку, ясности и разуму, более упорядоченные нравы, политический реализм, отвергающий всякую сентиментальность; словом, возрождение классического типа француза" (С. 148-149). Главным пороком был назван "дилетантизм", понимаемый как "неспособность сделать выбор", или "определиться" (как говорил незабвенный Михаил Сергеевич). Многое звучит актуально, кое-что заслуживает внимания и использования.
Положительные герои - Баррес (о нем будет отдельный подробный разговор, но позже), Пеги, Моррас, Клодель. Отрицательные - Жид ("достоевшина", повышенное внимание к подсознанию и "низким" сторонам личности), Роллан (влияние "германизма", недостаток патриотизма, абстрактный гуманизм вместо твердой веры), Бергсон (антиинтеллектуализм, преувеличение значения интуиции и бессознательного). Ренана он критикует вежливо, но решительно - за скептицизм, субъективизм, импрессионизм, отсутствие воли и "активизма"; признавая литературный талант, отказывает ему как мыслителю в каком бы то ни было значении. Анатолю Франсу до войны досталось за скептицизм и безбожный гуманизм, но патриотизм военных лет вернул ему уважение Массиса.
Большую часть перечисленных авторов я не читал или читал мало (Жида, например, ниасилил, хотя честно пытался) и читать едва ли буду; за исключением Барреса, Морраса и (очень отчасти) Клоделя, они мне мало интересны, поэтому эссе о них я порой пролистывал.
Сам Массис ценен для меня главным образом как последователь, истолкователь и наследник Барреса и особенно Морраса, а также как голос "поколения, вступившего во взрослую жизнь около 1910 года". В этом поколении французов меня интересуют многие люди - давно, всерьез и, похоже, надолго.
"Изборник" можно порекомендовать тем, кто захочет получить представление об идеях Массиса в целом и в объеме одной книги. Я собираюсь читать его более основательно, но с акцентом на политике.
Мой экземпляр "Чести служить" украшен инскриптом автора, увы, пострадавшим от чьей-то чрезмерной заботы о "тайнах частной жизни": фамилия адресата намертво вытерта. Жаль - судя по неформальному тону, надпись, похоже адресовалась кому-то из друзей или приятелей юности. Впрочем, могли и бы и весь текст отрезать, кроме подписи, как нередко делают французы.
"Вот, мой дорогой (ктожтыбыл?) "снаряжение" (или "выкладка") вашего старого (старины?), сердечно Анри Массис".



По мере прочтения других книг Массиса буду добавлять записи о них.

  • 1
panzer_papa June 7th, 2015
Французские чаяния (можно даже сказать - зуд) взять реванш за 1870-й и установить французскую гегемонию в Европе. А после 1918-го - постоянный страх немецкого ответа (из-за подсознательного понимания, что зажрались в Версале) и из-за этого постоянные шатания и метания.
"Отвергали всякую сентиментальность" и, получив от "отвергших сентиментальность" немцев, они спрашивали "а нас-то за что?"
Про французские же мечты о морском терроре против гражданских судов и незащищенных городов, намного опередившие "Лузитанию", я уже как-то писал: http://panzer-papa.livejournal.com/419340.html

molodiakov June 8th, 2015
Публицистика Массиса - реваншиста до 1914 г. и ревнителя status quo после 1919 г. - воплощение двойного стандарта: нам можно и нужно, немцам никак низзя. Жорж Сюарес, которого я читал на минувшие выходные и о котором непременно напишу, хотел думать так же, но был ближе к реальности.
В Версале Клемансо и Фош откусили намного больше, чем могли прожевать и проглотить, но успели передать это "изо рта в рот" Пуанкаре и Тардье. Те и их ближайшие преемники сидели с набитым ртом: проглотить никак, выплюнуть жалко. Даладье и Мандель подавились, а маршалу пришлось убирать за ними.

panzer_papa June 8th, 2015
Именно.

thrasymedes June 8th, 2015
Легко критиковать людей того времени из нынешнего относительного уюта...
...но я не могу понять любовь правых/консерваторов к фашизму.
"В среднем" фашизм - это правые лозунги ( и то не всегда ) и левые методы. Что важнее, методы или лозунги, я думаю, взрослым людям объяснять не надо.
Франко ещё можно назвать правым, Муссолини умеренный левый, а уж Гитлер - типичный левак.
Мне видится тут единственное объяснение - чувства бессилия и отчаяния правых

molodiakov June 8th, 2015
В конкретном случае Массис-Муссолини Вы решительно правы. Во Франции своего "защитника" не нашлось (хотя Тардье немного пыжился), а Муссолини тогда казался единственной более-менее подходящей фигурой мирового масштаба. Потом сердце успокоилось на Франко и Салазаре, которые уже ни разу не фашисты. Вообще же французские правые, тем более "крайне", удивляют: много талантливых и ярких людей, много интересных и ценных текстов - и полное отсутствие электоральной поддержки в сочетании с неспособностью договориться между собой (та же картина в Японии, только в уменьшенном масштабе).
Идея о близости "правых" и "фашистов" - последствия идеологической диверсии коминтерновцев и либералов, которые в данном случае оказались заодно. Хронологически все началось со сборника "Мировой фашизм" (1923!), где в качестве "фашистов" фигурируют Пилсудский, Свинхувуд и, ЕМНИП, Примо ди Ривера-старший (не было ли там Хорти?).

  • 1
?

Log in

No account? Create an account