Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Околовирека-14: Шеймус О'Шил

В нашем сериале снова "поэт и пропагандист".

Шеймус О'Шил (1886-1954) родился в Нью-Йорке, в ирландской семье, и по окончании школы официально сменил фамилию Shields на O'Sheel.



С Джорждем Виреком он познакомился, вероятно, около 1910 г., когда стихотворения обоих были напечатаны в антологии "Юношеский хор" (о которой я уже писал).




(автограф, правда, не его, а редактора журнала "Moods" и составителя антологии Рассела Хёртса).

В "Юношеском хоре" напечатано стихотворение О'Шила "They Went Forth to Battle, but They Always Fell", которое стало его самым знаменитым произведением (на русский язык не переводилось; оригинал http://www.poemhunter.com/poem/they-went-forth-to-battle-but-they-always-fell/).
В 1911 г. О'Шил выпустил первую книгу стихов "Цветущая ветвь" (эх, где экземпляр с инскриптом Виреку! далее сокращенно: ЭГЭСИВ!) и вместе с Виреком принял участие в создании Американского поэтического общества. На этом шарже 1913 г. они почти рядом: Сильвестр слева, Шеймус справа.


(Из официальной истории Американского поэтического общества).

С 1913 г. О'Шил работал помощником сенатора-демократа Джеймса О’Гормана. «Я сожалел, – вспоминал сорок лет спустя его друг Клод Боуэрс, – что Шеймус оставил литературную атмосферу Нью-Йорка ради Вашингтона. Это перенесло его из поэзии в сферу политической полемики. Повинуясь национальному чувству, он оказался вовлечен в непримиримые споры, которые предшествовали нашему вступлению в Первую мировую войну. Поэт растворился в публицисте». (Источник - листовка с речью Боуэрса на заседании памяти О’Шила 4 мая 1954 г.; вещь редкая, но у меня есть).
С началом Первой мировой войны антибритански настроенный О’Шил стал активным сотрудником изданий Вирека, но - будучи помощником сенатора - печатался анонимно. Когда с первых дней боевых действий «союзники» заполнили прессу Нового Света реляциями о своих победах и о «немецких зверствах», он написал остроумный памфлет «Путешествие по стране заголовков», вышедший отдельной книжкой и выдержавший несколько изданий.



На конкретных примерах – шесть полос иллюстраций – автор показал пристрастность американских газет и дутый характер многих созданных ими сенсаций. Полоса для заголовков о германских успехах, поражениях «союзников» и нарушениях ими прав США была демонстративно оставлена пустой.
Кроме «Путешествия по стране заголовков» О’Шил написал для журнала «Fatherland» повесть «Война 1920 года» – «дневник Густава Бауэрфельдта, военного корреспондента Berliner Rundschau» – о коварном нападении «союзников», с помощью мексиканцев, японцев и негров, на Соединенные Штаты, на выручку которым в критический момент приходит Германия. Абсурд? Не более чем популярные в тогдашней Америке «страшилки» о высадке «тевтонов» на Лонг-Айленде, или о десанте японцев в Калифорнии.
Анонимным было и участие О’Шила в подготовке "резолюции Гора и Мак-Лемора" о лишении правительственной защиты американцев, которые путешествуют на вооруженных кораблях воюющих держав. В Сенат ее проект внес демократ Томас Гор (дед писателя Гора Видала), в Конгресс демократ Джефф Мак-Лемор. Текст резолюции написал О’Шил, но строго оберегавшаяся тайна авторства была раскрыта только в 1930 г. Джорджем Сильвестром в книге "Сеющий семена ненависти". А тогда, в 1916 г. О’Шил - как он сам позже признался биографу друга Элмеру Герцу, герою нашей предыдущей серии - «был поражен и возмущен, услышав от Вирека, что при его попустительстве другие получили благодарность (германского посла) Берншторфа, германских представителей и правительства за написание и внесение резолюции Мак-Лемора. Причем, как он намекнул, не только признание, но и деньги». «Признавая в нем гения и любя его, – добавил О’Шил, – я по необходимости терпел все его поступки, но всегда высказывался без колебаний, когда считал, что он ведет себя неподобающим образом».
В 1928 г. О’Шил выпустил книгу избранных стихов «Ревность к мертвым листьям» в издательстве Хораса Ливрайта.



На моем экземпляре (ЭГЭСИВ!) инскрипт: «Би и Оппи – философам и друзьям».



Приятно делать надписи близким людям, называя их уменьшительно-ласкательными... Но каково потом их идентифицировать! Мне повезло - не только с покупкой книги, но и с "трюффажем" (люблю я это дело!). В нее были вложены приведенная в начале оригинальная фотография автора, листовка с речью его памяти и рождественская открытка О’Шилов 1947 г., посланная Фрэнсису Оппенхеймеру и его жене (на этом, правда, идентификация закончилась). На лицевой стороне открытки - портрет поэта и его жены.



О’Шил выпустил книгу в издательстве Хораса Ливрайта, где тремя годами позже появился поэтический изборник Джорджа Сильвестра "Плоть и кровь моя". Предваряя его издание, О’Шил писал: «Возвращение Вирека на литературную сцену есть одно из счастливых свидетельств того, что война закончилась... Выросло молодое поколение, не знающее о своем долге перед Виреком. Верно, что американская поэзия в отношении формы и техники развивалась не по тому пути, который он предлагал, но так же верно, что за свое освобождение от озабоченности этикой и за предоставление прав эстетической свободе она должна благодарить Вирека больше, чем кого-либо, за возможным исключением Эзры Паунда».
В тридцатые годы, вплоть до пакта Молотова-Риббентропа, О’Шил придерживался просоветских и прокоммунистических позиций, но затем разочаровался и "сменил вехи". В 1940 г., тряхнув пропагандистской стариной, он написал для издательства "Flanders Hall" (о нем в альманахе "Библиофилы России", кн. XI), которое тайно контролировал и финансировал Вирек, антибританскую книжку "Семь периодов ирландской истории" (ЭГЭСИВ!).



О’Шил участвовал в деятельности ряда антиинтервенционистских организаций и даже выступал на митингах перед Белым домом и Конгрессом, но - в отличие от друга Сильвестра - не попал в клещи рузвельтовской юстиции. Общались ли они после выхода Вирека из тюрьмы в 1947 г., не знаю - свидетельств тому не нашел...
Шеймус О’Шил умер 2 апреля 1954 г. и в наши дни совершенно забыт.
Его автографы часто встречаются на рынке (ЭГЭСИВ???!!!), но, похоже, большого интереса не вызывают.

  • 1
phd_paul_lector April 27th, 2015
всё-таки любопытный круг знакомств себе Вирек соорудил...

molodiakov April 30th, 2015
Легче перечислить, кого там нет.
И это при том, что в нашем сериале только те, кто представлен в моем собрании автографами или фото. Прочих просто не счесть! Но автограф Эйнштейна или Теслы мне не потянуть, как ни тянись. Хотя лет много назад я мог - теоретически! - купить письм(ец)о Теслы к Виреку, кажется, за 2.000 долларов (для Теслы это копейки!).

  • 1
?

Log in

No account? Create an account