Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Околовирека-12: Фрэнк Гаррис

Герой сегодняшней серии - прозаик Фрэнк Гаррис (Харрис), известный в России как автор повести "Бомба" о чикагских анархистах.

С началом Первой мировой войны Джордж Сильвестр Вирек стал искать союзников по пропагандистским битвам - прежде всего среди обиженных Англией или обиженных на Англию. В числе первых оказался прозаик и эссеист Фрэнк Гаррис (1856-1931), объявившийся в Нью-Йорке в октябре 1914 г. Уроженец Ирландии и валлиец по национальности, он тринадцати лет от роду отправился в США, где сначала чистил ботинки, а потом учился в Канзасском университете и был принят в адвокатуру штата («ковбойскую» биографию он придумал позже). После многолетних путешествий Гаррис осел в Лондоне, где редактировал газету «Evening News» и журналы «Fortnightly Review» и «Saturday Review», но погубил свое положение антимилитаристскими выступлениями в годы англо-бурской войны. Его редакционная политика, сочетавшая погоню за сенсациями и скандалами с умением улавливать веяния времени и открывать таланты, поднимала тираж и провоцировала конфликты. Гаррис имел репутацию – и сам ее поддерживал! – бесшабашного донжуана, скандалиста (дружил с Уайльдом и публично обсуждал «вопросы пола») и радикала (поддерживал ирландских автономистов, социалистов и суфражисток). Его считали хвастуном, лжецом, клеветником и шантажистом – а также отличным редактором и критиком, талантливым беллетристом, тонким психологом и блестящим собеседником. «Божественный Оскар» посвятил ему «Идеального мужа», но заметил: «Фрэнк был приглашен во все лучшие дома – по одному разу».


Шарж Арта Янга "Фрэнк Гаррис и другие" - писатель в окружении своих героев.

В начале 1914 г. Гаррис оказался под судом по обвинению в клевете, был признан виновным в неуважении к суду и заключен в тюрьму, откуда смог быстро выйти благодаря хлопотам жены и видных литераторов. На свободе его ждали кредиторы, поэтому, объявив себя банкротом, он отправился за океан.
С Виреком Гаррис познакомился в 1911 г. в Лондоне и сразу нашел много общих интересов: Шекспир, Уайльд, Суинберн, эротика и политика. С начала 1915 г. он публиковал в «New York Sun» статьи, которые составили книгу «Англия или Германия?», выпущенную под маркой «Wilmarth Press» (другая продукция этого издательства нам неизвестна). Именно с ней связаны обвинения в «немецких деньгах», сделавшие писателя персоной нон грата в Лондоне и объектом слежки английских детективов в Нью-Йорке.





В темпераментных инвективах против британских судов (особенно против дел о клевете), британских законов (особенно о банкротстве), британской аристократии (за снобизм и неуважение к литераторам) слишком видны личные мотивы, включая персональное упоминание судьи, который отправил автора за решетку. Гаррис ставил Германию выше Англии во всех отношениях – социальном, экономическом, образовательном, культурном и военном, но сердце его было отдано иной стране: «В ссоре между Францией и Германией я на стороне Франции и молюсь о взаимно приемлемом разделе двух спорных провинций (Эльзаса и Лотарингии – В.М.). Но в ссоре между Англией и Германией любитель истины не может колебаться ни минуты».
Вызывающий тон статей вынудил «New York Sun» предложить автору перейти на неполитические темы, а после резких высказываний о Штатах и вовсе отказать от ему дома. «Два года в Америке при проклятом вильсоновском режиме сломали меня» , – позже утверждал он. Однако именно в это время он написал свою едва ли не самую знаменитую книгу «Оскар Уайльд: жизнь и признания» и начал выпускать серию «Современных портретов».


Ф. Гаррис. Оскар Уайльд: жизнь и признания. Т. 1. Справа - инскрипт автора критику Майклу Монахэну; слева - инскрипт Монахэна бизнесмену-книголюбу Гарри Рикелю.

«Современные портреты», изданные в пяти томах в 1915-1927 гг., - на мой взгляд, одна из самых интересных книг Гарриса. Увлекательное чтение, несмотря на изрядное количество вранья и фантазий - или благодаря ему? Однако, по мнению издателя Эмануэля Халдемана-Джулиуса, «всё, что он (Гаррис) писал о великих людях своего времени, верно по духу, даже если он вкладывал в их уста собственные слова. Если они не говорили дословно то, что Гаррис приписывал им, то вполне могли сказать. Читая его, вы видите живого человека, пусть даже в картине есть неточности». «Портретист» обещал включить Вирека в свою галерею, но не сдержал обещание. Зато Джордж Сильвестр в "Бликах великих" поместил Гарриса в общество знаменитейших людей эпохи, хотя его репутация была окончательно погублена скандальной автобиографией "Моя жизнь и любовь" (не читал).
Когда в 1936 г. книготорговец Тэд Браун устроил выставку памяти «портретиста», Джордж Сильвестр отправил на нее экземпляр своего романа «Саломея», надписанный «в память Фрэнка Гарриса, храброго и блистательного солдата Аполлона и удачи».



У меня есть все тома "Современных портретов", кроме первого. Он вовсе не редок: продается даже экземпляр с инскриптом автора жене Вирека, но... книга попала явно не к "тому" букинисту, а потому оценена на порядок выше, чем среднестатистические автографы Гарриса (и с жалованьем японского профессора решительно не сочетается).
Второй том часто встречается с инскриптами автора, но я предпочел более редкий вариант - дарственную надпись его помощника и литературного агента Хескета Пирсона (1887-1964), позднее известного писателя-биографа. Адресат - согласно записи кого-то из бывших владельцев в нижней части авантитула - композитор Этель Смайс, дама Британской империи. Там же сказано: "Шоу в частной беседе признался Хескету Пирсону, что "Гаррис на самом деле был ужасным человеком"".



Третий том у меня с инскриптом автора упомянутому выше Гарри Рикелю. Четвертый и пятый - безничего, потому что ни разу не попадались с автографами.
В начале двадцатых Гаррис уехал в Европу, где продолжал искать приключений на свою голову. В Англии ему припомнили антибританские выступления военных лет. В Германии восторженно приняли его книги о Шекспире (горячим поклонником этой книги был Эндрю Карнеги) и Уайльде, но германская марка в годы инфляции не была "твердой валютой". Во Франции Гарриса - за автобиографию, которую он сам издавал и полуподпольно распространял, - привлекли к ответственности за порнографию (во Франции!).


Гаррис в 1927 г.

В 1927 г. Гаррис приехал читать лекции в США, хотя опасался возможных неприятностей с законом из-за той же автобиографии: несмотря на запрет на пересылку по почте за "безнравственность", ее подпольно продавал новый агент писателя - зубной врач из Нью-Йорка Абрахам Тобин.
Фрэнк Гаррис умер в Ницце летом 1931 г., преследуемый кредиторами. Денег у него не было никогда - даже тогда, когда они появлялись.
Историю "авторизованной" биографии Гарриса, вышедшей через полгода после его смерти, я расскажу в другой серии - посвященной биографу.

  • 1
phd_paul_lector April 7th, 2015
Любопытный тип, однако. Хотя не уверен, что хотел бы иметь его среди знакомых, по крайней мере близких.

molodiakov April 8th, 2015
О да! Я не раз думал, кого из поэтов Серебряного века хотел бы иметь среди друзей - именно дружить домами. Очень мало кто остается... А вот с Виреком - хотел бы.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account