Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

"Токийский библиофил" на Международной антикварной книжной выставке

Вчера, 5 марта, в Токио открылась (и завтра, 7 марта, уже закрывается) Международная антикварная книжная выставка-ярмарка 2015 (Tokyo International Antiquarian Book Fair 2015), приуроченная к 50-летию Японской ассоциации антикваров-букинистов (Antiquarian Booksellers Association of Japan, ABAJ). Выставка проходит на втором этаже "престижного", как выразились бы иные репортеры, отеля Grand Palace в "престижном" же района Иидабаси.
Бессменный председатель клуба "Токийский библиофил" присутствовал на торжественном открытии выставки 5 марта в 13.00 часов, похлопал разрезающим красную ленточку нотаблям, осмотрел выставку (как оказалось, не слишком внимательно) и вволю пообщался с книгопродавцами, знакомыми (местными - очно, иностранными - по переписке), а по большей части незнакомыми. Последовал интенсивный обмен любезностями и визитными карточками. Пустой к началу выставки портфель изрядно потяжелел... нет, не от покупок - от книгопродавческих каталогов, каковые при этом брались с большим выбором (каталог выставки, рассчитанный на японских клиентов, был куплен исключительно на память, ибо очень неполон, особенно в интересущей меня части).
Из 40 фирм-участниц больше половины - японские. Остальные: Франция, Великобритания, США, Италия, Германия, Австрия (а вовсе не Австралия, как извещала вывеска!), Венгрия, Дания. Японская речь звучала чаще, чем английская, английская чаще, чем французская и т.д. Обнаружил несколько новых для себя фирм, не представленных в Abebooks.com (конечно, французских), и запасся их каталогами. Хоть посмотрю... ибо нужных мне авторов там, слава богам, вроде нет)))
Репертуар? Много японской старины, по части которой я совершенный профан. Много "старопечатных" (в моей любительской терминологии) книг, т.е. до 18 века, с изобилием гравюр. Много 18 века в "роскошных" и просто цельнокожаных переплетах. Ммного старых иностранных книг о Японии и Дальнем Востоке. Мало авангарда (одна цельная экспозиция товарищей из Венгрии), мало "арт-бук". Автографы представлены в основном локально, но "убойно", хотя и с элементом выставочной попсы - одной немецкой и одной австрийской фирмой: Маркс, Ленин, Кафка, Ганди, Руссо, Гуго Гроций, Гёте, Бетховен, Пуччини, Шопенгауэр. У других фирм - Лоуренс (не "полковник", а "любовник"), причем в количестве, маркиз де Сад, Элиот, Пруст (два отличных инскрипта), Кокто, Элюар, Дали, Лафкадио Хёрн и... Мацуока Ёсукэ (большой красивый инскрипт 1938 г. американской журналистке из клана Скриппс-Говард). Отдельный шедевр - первое издание "Саломеи" Уайльда с дарственной надписью автора Катюлю Мендесу (бонус - письмо Марселя Швоба Мендесу). Два экземпляра первого, "осужденного" издания "Цветов зла" в неосужденном виде: один в роскошном цельнокожаном переплете с золотом и авторскими корректурными пометами; второй - просто в бумажных обложках, но в идеальном виде, как будто только что из типографии (признаюсь, мне больше понравился второй). Замечательная вещь - впрочем, как подсказывает сеть, не столько редкая, сколько дорогая. Половину (ладно - треть) этих сокровищ я увидел только на второй день - так сильна была ажитация в первый.
Французы безумствуют по части grand papiers, англичане и американцы по части суперобложек; все - по части первых тиражей первых изданий. Французы в целом равнодушны к автографам, поскольку тамошние писатели надписывали и надписывают книги в промышленных масштабах. Англичане и американцы тоже не делают из них культа. За что всем им спасибо.
Случайно попались несколько русских книг. Первое посмертное издание собрания сочинений Пушкина в переплетах эпохи - 25.000 евро. Первое русское издание
"Опыта о законе народонаселения" Мальтуса 1868 г. без ничего (обложка второго тома восстановлена) - забыл сколько, но примерно столько же (даже если в два раза меньше, все равно безумие). "Записки поэта" Сельвинского - 2.000 долларов (БЕЗ ГАЗЕТЫ!).
Цены? Выставочные. Похоже, продавцы вообразили самую невероятную, а потом приписали справа ноль или два.
Общее впечатление - архиположительное. Невероятный заряд бодрости (Шенгели сравнил бы с ощущением от нарзанной ванны). Редчайшая для Токио возможность увидеть воочию столько отличных европейских и американских книг.
...Приятно, что по возвращении домой собственный книжный шкаф радует как прежде. И просит заполнить свободные места на полках.

_MG_2130-1

_MG_2160-3

  • 1
tan_y March 6th, 2015
Спасибо за рассказ!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account