Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Выступление для презентации книги Нины Петровской

Я не мог быть в Москве на презентации книги Нины Ивановны Петровской (1879-1928) "Разбитое зеркало" - практически полного собрания ее прозы (очень рекомендую для чтения и для работы!) - но по просьбе составителя книги М.В. Михайловой направил высокому собранию небольшое послание. Да, и я прочитал эту книгу целиком!!

Спасибо всем, кто работал над «Разбитым зеркалом», начиная с Марии Викторовны Михайловой, кто выпустил и профинансировал это безнадежное в коммерческом отношении издание. Оно могло появиться только в результате сочетания редкого энтузиазма с редким везением. Причем повезло не только «несчастной мадам Гриф».
Это книга не для «широкого читателя». Тому, кто прочитает ее целиком от начала до конца, можно давать медаль, а лучше что-нибудь к чаю. Однако нечасто бывает, что книга оказывается полезной столь разным категориям читателей, почти не пересекающимся.
Кому-то пригодятся рассказы Нины Ивановны, но явно не мне. Когда-то давно, занимаясь изучением образа Японии в России и «японского мифа» русских символистов, я прочитал ее книжку «Sanctus amor» в полутемном третьем зале РГБ, которую все еще называли «Ленинкой». Книжка показалась мне скучной и довольно пустой. Перечитывание меня не переубедило, даже несмотря на влюбленное предисловие составителей.
Зато воспоминания Нины Ивановны пригодились мне не раз, особенно при написании биографии Валерия Брюсова. Думаю, это лучшее из того, что она оставила. Самое ценное и самое цельное. Умная, информативная, читабельная и очень порядочная, тактичная книга — редкость для мемуаристики. Если бы эти воспоминания были своевременно напечатаны, то мстительная злость и мелкая ложь Гиппиус и Ходасевича о Брюсове не застили бы глаза потомкам. Хотелось бы, чтобы на мемуары Петровской почаще ссылались — они того заслуживают.
Пригодились бы мне и очерки Нины Ивановны — римские и берлинские — когда я писал свои книги «Россия и Германия: дух Рапалло» и «Россия и Италия: секреты дружбы», как раз о начале 1920-х годов. Доживу до их переиздания — непременно использую. Особенно очерки об Италии и о фашистах — настоящий подарок историку, несмотря на нескрываемую предвзятость автора. Зоркий глаз и бойкое перо — счастье газетчика. Понимаю, что это была поденщина, но литературное дарование Петровской лучше всего подходило именно для газеты. По «формату», как сейчас выражаются.
Отдельный подарок исследователю Серебряного века — собрание литературной критики Петровской, как «символистского», так и зарубежного периодов. Шедевров там нет, но вся прелесть в широте охвата и полноте подбора. Критические статьи и рецензии ведущих писателей и поэтов русского символизма переизданы, но «литературный процесс» не сводим к мнениям и спорам «мэтров». А кого из второстепенных критиков переиздали? Петровская была именно второстепенным критиком, не претендуя на большее, рядовым участником «процесса» — тем и интересна. Интересна, конечно, прежде всего специалистам. Об одном лишь ее вкладе в русско-итальянские литературные связи можно писать диссертацию.
Признаюсь, я не представлял себе тематического богатства текстов Петровской и, не задумываясь, купил книгу, только пробежав глазами оглавление. Я не стал читать ее всю подряд, от корки до корки, а прыгал из раздела в раздел, начав с итальянских очерков.
Книга сделана con amore. Статьи составителей отличаются основательностью и информативностью — видно, что это результат долгой и тщательной работы. Примечания показались мне чрезмерно подробными за счет повторов и сведений об общеизвестных персоналиях и событиях, которые едва ли будут нужны читателю-специалисту.
«Разбитое зеркало» должно быть в библиотеке каждого, кто занимается или всерьез интересуется тем, о чем там говорится. Если нет места на полке, можно смело выкинуть несколько романов.
Еще раз спасибо всем потрудившимся, а более всего Нине Ивановне и Марии Викторовне. Им очень повезло друг с другом — а теперь и нам.

?

Log in

No account? Create an account