Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Прогерманские пропагандистские издания в США в 1914-1917 гг. (2)

Деятельность германских пропагандистов и их американских союзников вошла в новую фазу, когда 28 сентября 1914 г. в нью-йоркском представительстве пароходной компании «Гамбург-Америка» собрались приехавшие из Берлина бывший министр колоний Бернхард Дёрнбург, тайные советники Генрих Альберт и Антон Мейер-Герхардт, переведенный с началом войны из Токио дипломат Карл Фюр, глава представительства Юлиус Мейер и его пресс-агент Мэтью Клауссен. Вирек, Шрадер и Рау представляли германо-американцев. Так возник «пропагандистский кабинет», действовавший до разрыва дипломатических отношений между США и Германией в феврале 1917 г. Фюр и Клауссен под маркой «Германской информационной службы» бесплатно рассылали в сотни адресов ежедневные бюллетени с новостями и переводом статей из немецкой прессы; многие местные газеты, особенно в провинции, охотно пользовались даровым материалом. Вирек и Шрадер продолжали выпускать «Fatherland», позиционируя его как «стопроцентно американское» издание, но с новой информационной и финансовой подпиткой, что сказалось на качестве печати и бумаги; журнал снова перешел на газетную бумагу только летом 1916 г. из-за роста цен (IV/21/323). Альберт финансировал работу, Дёрнбург осуществлял общее руководство. «К чести немцев надо сказать, – отметил Вирек, – что они никогда не предлагали американским членам «кабинета» участвовать в деятельности, наносящей ущерб Соединенным Штатам» (Spreading. P. 55).
«Германская информационная служба» арендовала офис в «Таунсенд-билдинге» на Бродвее 1123; в то же здание переехали «Fatherland» (новый адрес впервые указан в выпуске от 30 сентября) и «International». Состав «кабинета» пополнился еще одним дипломатом из Токио Карлом Мехленбургом, вспоминавшим в 1954 г.: «Я хорошо знал Вирека в годы Первой мировой войны, когда он в качестве издателя «Fatherland» вел мужественную борьбу за оправдание германского дела, используя свое перо для противодействия коварной британской пропаганде» (собрание В.Э. Молодякова (далее: ВЭМ)). Фюр и Мехленбург объявили, что находятся в бессрочном отпуске и поэтому являются частными лицами.
Успехом Дёрнбурга стал контракт с известным американским журналистом Уильямом Байярдом Хэйлом, к которому он обратился в декабре 1914 г. по совету Вирека. До войны Хэйл не только брал интервью у кайзера Вильгельма II, но написал официальную биографию кандидата в президенты Вудро Вильсона для предвыборной кампании 1912 г. и отредактировал его речи для программного сборника «Новая свобода». «Немцы наняли его, поскольку думали, что у него до сих пор есть ключ от черного хода в Белый дом», но «некое неосторожное слово, некий мелкий проступок сделали его нежеланным. Бывшего фаворита исключили из числа допущенных» (George Sylvester Viereck. The Strangest Friendship in History: Woodrow Wilson and Colonel House. N.Y., 1932. P. 91). Хэйл включился в германскую пропагандистскую кампанию за внушительную по тем временам сумму 15 тыс. долларов в год. Позже это привело его к остракизму на родине и добровольно-вынужденному изгнанию в Европе.
«Пропагандистский кабинет» собирался раз или два в месяц для координации работы. «Конец 1914 года, десять утра. Высокая, угловатая фигура Хэйла склонилась над бумагами, перешептываясь с Фюром. Вирек болтает с Альбертом. Пресс-агент пароходной компании раскладывает перед собой листы информационного бюллетеня, который он выпускает под руководством Фюра. Банкир погружен в цифры, безупречно элегантный глава представительства скучает. Капитан Хекер (из Красного Креста – В.М.) рассказывает смешную историю Мейер-Герхардту. Тот делает вид, что слушает, хотя его методический ум занят другим. Из соседней комнаты входит Мехленбург с перепечатанным протоколом предыдущего заседания. Чужому не понять эти записи. Имена всех участников фантастически переиначены: Л(же) Смит (F(ake) Smith – В.М.) и д-р Вильгельм!
За дверью слышны шаги. Это доктор Дёрнбург. В знак уважения все встают. <…> Дёрнбург входит с шумом, неся с собой волну активности. Сразу вынимает из портфеля рукопись и начинает читать. Перебивая самого себя пояснениями, разбирает политическое положение в Соединенных Штатах. Цитирует заранее заготовленные статьи из нью-йоркских, чикагских и вашингтонских газет. Отвечает на различные обвинения в связи с германским вторжением в Бельгию. У Бельгии, настаивает он, был тайный договор с Англией и Францией... Выразительным жестом передает факсимильные копии переписки между генералом Дюкарном и полковником Барнардистоном (1) редактору «Fatherland», который должен опубликовать их в журнале и отдельной брошюрой. Фюр подчеркивает, что брошюру надо распространить по всей стране: «Разошлем ее всем, кто указан в «Who's Who», всем членам конгресса и законодательных собраний штатов». «Не забудьте газеты и еженедельники», – подсказывает пресс-агент. Глава представительства предоставляет в распоряжение «кабинета» от 20 до 30 тысяч имен.
Эхо разоблачений Дёрнбурга скоро разнесется по прогерманской прессе через информационный бюллетень, рассылаемый пресс-агентом. Фюр передаст их по телеграфу в Мексику и Латинскую Америку. Дёрнбург разовьет их в тему лекции или статьи для столичной газеты. Посол использует собранные аргументы в беседе с госсекретарем» (Spreading. P. 55-57).
Посол Берншторф, по его словам, ни разу не переступал порог «Таунсенд-билдинга», но регулярно встречался с Дёрнбургом. Пропагандисты тоже старались ограничить прямые контакты с германскими официальными лицами, чтобы не ставить под удар ни их, ни себя. Военный атташе Франц фон Папен и военно-морской атташе Карл Бой-Эд, офисы которых находились в Нью-Йорке отдельно от посольства, писали комментарии для «Fatherland» за подписью «военный эксперт». Если о контактах Вирека с Бой-Эдом нам ничего неизвестно, то с Папеном и Альбертом, занявшим пост коммерческого советника посольства, он много лет поддерживал дружеские отношения. «Короткий, но судьбоносный период 1914-1915 гг. стал вехой для нас обоих, – писал Папен Виреку 6 октября 1954 г. – На пике юной энергии мы оба, исполненные идеализма, сражались за то, что считали правым делом. «Fatherland» являет собой доказательство вашего рвения и благородных убеждений... Сегодня вы можете быть уверены в том, что вели благородную и честную битву, и я горжусь воспоминаниями о нашем сотрудничестве» (ВЭМ). «Никогда не забуду нашу совместную работу, – вторил Альберт полтора месяца спустя, – когда небольшая группа немцев в 1914 г. пыталась донести до американского народа предысторию Первой мировой войны. Мы были счастливы, что вы – американец – примкнули к нам. Это требовало мужества, и вы пострадали за убеждения. Любой объективный наблюдатель должен признать, что вы ни в чем не провинились перед своей страной, но общественное мнение не отличается беспристрастностью» (ВЭМ).
Германское правительство истратило на «службу» Дёрнбурга 786 тыс. долларов за первый год ее работы. Позднее американские власти утверждали, что с августа 1914 г. по февраль 1917 г. немцы израсходовали на пропаганду в США 35 млн. долларов. Историки считают эту оценку завышенной, но сталкиваются с трудностями при определении, что именно относится к «расходам на пропаганду». В общей сложности «служба» перевела на счет «Fatherland Corporation» 100 тыс. долларов в виде платы за рекламу в журнале, за печать и распространение брошюр, а также спонсировала даровую рассылку «Fatherland», тираж которого стабилизировался на уровне 75 тыс. экземпляров в 2350 американских и 90 иностранных газет, 103 журнала, всем членам Сената и Конгресса и 209 лицам по отдельному списку (II/6/15). Сам Вирек в качестве жалованья получил за эти годы 40 тыс. долларов. Такую цифру (100 + 40) в феврале 1922 г. назвала под присягой его бывшая секретарша Мэй Бинион. Кроме того, в течение двух лет Джорджу Сильвестру ежедневно приходили по почте из Техаса чеки на миллион долларов с подписью «Вильгельм Гогенцоллерн»...
В первые месяцы основным содержанием «Fatherland» была контрпропаганда – опровержение сообщений «союзной» печати и высмеивание выступлений в пользу Антанты. Под огонь попал, например, путешественник и писатель Пултни Бигелоу, товарищ детских игр кайзера Вильгельма II, в 1892 г. выпустивший панегирическую книгу о нем. Теперь Бигелоу вспомнил всё в другой тональности и выпустил издевательские «Прусские воспоминания» (Poultney Bigelow. Prussian Memories, 1864-1914. N.Y.-London, 1915), за что журнал назвал его «забавным клоуном» (II/26/14). В моем собрании хранится экземпляр «Прусских воспоминаний» с пространным почтительным инскриптом (так написано, что путем не отсканировать) автора отставному полковнику Генри Уоттерсону, прозванному «Марсом» в честь бога войны, – одному из самых ярых антигерманских публицистов Америки. Редактор «Fatherland» с первых недель войны сражался с «Марсом Генри», который в ответ окрестил его «гадиной измены, раздувшейся от яда». Вирек любил цитировать это определение, а поздравляя его с 70-летием, друг-журналист Генри Гэббет поинтересовался: «Кстати, что стало с нашим любимым стариной Уоттерсоном?» (ВЭМ). Впрочем после войны Вирек поддерживал дружеские отношения с Бигелоу и даже помирил его с кайзером.
Журналисты «Fatherland» не стеснялись в выражениях, нередко теряя чувство меры. По мнению детройтской газеты «Free Press», «порой авторы пишут просто оскорбительно. Подобные вспышки естественны и извинительны, но полностью разрушают желаемый эффект» (I/6/15). Вирек, перепечатавший этот отзыв, внял критике и стал уделять больше внимания «позитиву» – достижениям Германии в науке, образовании, промышленности и бизнесе, а также актуальным внутриполитическим сюжетам – негативному влиянию войны на американскую торговлю, социальной и культурной деятельности германо-американцев. «Финансовый форум» давал бесплатные консультации по инвестициям, попутно расхваливая ценные бумаги Центральных держав и предупреждая против банков, предоставлявших займы «союзникам». 14 октября 1914 г. журнал впервые публично обратился к рекламодателям, и через две недели на его страницах появилось первое платное объявление – страховой компании «Postal Life» (I/12/15). Год спустя реклама занимала несколько полос: товары – от роялей до ржаного хлеба и пива – и изобретения, вроде слуховых аппаратов и приспособлений для исправления формы носа, произведенные в Германии или германо-американскими фирмами, «патриотические» сувениры, издания и услуги партнеров.

Reklama-1

Среди авторов «Fatherland» было много докторов и профессоров немецкого происхождения или учившихся в Германии. Стараясь выглядеть серьезными и основательными, они убеждали читателя с помощью логики, цифр и цитат, но при этом впадали в назидательный и патетический тон, «надеясь заглушить истерию аршинных заголовков с помощью набранных петитом ссылок на законы» (Harold Lavine, James Wechsler. War Propaganda and the United States. New Haven, 1940. Р. 29). «Немцы были глухи к тому, что призыв к разуму не тронет американцев, – заметил историк пропаганды Г. Петерсон. – Худшими чертами германских пропагандистов оказались занудство и скука. Они не пытались обратить в свою пользу любовь американцев к сенсациям... Они не взывали к основным эмоциям – ненависти, страху, любви, честолюбию. Они не плакали над женщинами и детьми, не делали из врагов злодеев, а из себя героев. Они даже не создали мученика» (H.C. Peterson. Propaganda for War: The Campaign Against American Neutrality, 1914-1917. Norman, 1939. P. 142).
(1) С 1906 г. британский военный атташе в Бельгии Н.-У. Барнардистон вел переговоры с начальником генерального штаба Ж.-Э. Дюкарном о возможности высадки английской армии в этой стране «для защиты ее нейтралитета». Документы об этом попали в руки немцев в 1914 г.при занятии Брюсселя и были опубликованы, в т.ч. факсимильно, в «Fatherland» (I/13/10-12; I/17/10-11; I/21/13-26), отдельной брошюрой (The Case of Belgium. N.Y., 1914), затем в книге: (Karl) Alexander Fuehr. The Neutrality of Belgium. N.Y., 1915. После войны часть этих документов была объявлена фальшивыми, но официальное издание отчетов Барнардистона показало, что шла об англо-франко-бельгийском союзе против Германии: Полетика Н.П. Возникновение мировой войны. М.-Л., 1935. С. 205-208.
(продолжение следует)

  • 1
velikoross_rnd June 19th, 2014
Спасибо за статью. После Восленского было не слишком много серьезных исследований на эту тему.

molodiakov June 19th, 2014
Спасибо Вам за внимание. Я рассматриваю лишь один небольшой сюжет - в связи с биографией Вирека - а вообще еще много чего можно накопать)))

velikoross_rnd June 19th, 2014
Я вообще,признаюсь,давний и благодарный читатель Ваших трудов :)

molodiakov June 20th, 2014
Тем более, спасибо)))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account