Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Книги Джорджа Вирека-11: Рузвельт. Исследование амбивалентности (1919)

В предыдущей серии рассказывалось о книге стихов "Песни Армагеддона" (1916), которая два года спустя угодила под частичный цензурный запрет. За прогерманские выступления в годы Первой мировой - но до вступления США в войну - Вирек в 1918 г. был исключен из ряда литературных обществ и подвергнут остракизму. Поэтому следующую книгу он выпустил за свои деньги и под собственной издательской маркой.
Историю непростых отношений Джорджа Сильвестра с 26-м президентом США Теодором Рузвельтом (1858-1919) в период до Первой мировой я рассказал в статье, исходно помещенной на сайте "Терра Америка" http://nk.org.ua/obshchestvo/46048- Об их отношениях в военные годы написал в биографии Вирека, так что прошу подождать до ее выхода)))) Скажу коротко - они разошлись полностью, до взаимных проклятый. Более темпераментный Рузвельт проклинал более темпераментно.
Сейчас я просто хвастаюсь своими книгами, как завещал Смирнов-Сокольский. В данном случае шестью экземплярами книги «Рузвельт. Исследование амбивалентности» (Roosevelt. A Study in Ambivalence), вышедшей в апреле 1919 г., вскоре после смерти ее героя, в Нью-Йорке. Две трети текста, ранее появившиеся в вирековском журнале «American Monthly», посвящены отношениям автора с «Тедди», треть –злоключениям автора в годы войны; в конце приведена подборка отзывов критики о Виреке. Эрудированные букинисты отмечают в описаниях, что это первый случай использования фрейдовского термина «амбивалентность» (ненависть и любовь одновременно) в заглавии американской книги.
«Эта книга, дорогой читатель, – говорилось в предисловии, – останется тайной между нами. Пресса не будет ее рецензировать и даже не упомянет». Магазины отказывались продавать ее, журналы – рекламировать. Отклики были разноречивыми: отрицательные – в печати, положительные – от друзей вроде Уильяма Эллери Леонарда и доброжелателей вроде Натана Доула, заявившего, что «такую книгу не похоронить и не убить». «Томику больше подошло бы заглавие «Вирек», а не «Рузвельт», – иронизировала критик Мэри Маколи, – поскольку Рузвельт играет здесь не большую роль, чем тень отца Гамлета в «Гамлете»». Если и преувеличение, то не очень большое.
Указанное на корешке и на титульном листе издательство «Jackson Press» – домашняя фирма Джорджа Сильвестра, выпустившего под этой маркой всего две книги: первая – перевод антибританского памфлета Эрнста цу Ревентлова «Вампир континента» в 1916 г.

Roos-Tit

«Рузвельт» известен в двух изданиях, различающихся портретом автора и оформлением страницы с эпиграфом, которым служит его же стихотворение «Победители»: одно датировано 1919 г., другое 1920 г. с текстом на обороте титула «второе издание, шестой тираж» (second edition, sixth printing); экземпляров с указаниями на другие тиражи я не встречал.

GSV-1919

(Портрет автора из первого издания)
Обычные экземпляры ценой 1,35$ заключены в синий тканевый переплет с золотым тиснением и встречаются часто. 250 особых экземпляров первого издания имели несколько больший формат и заключены в светло-кремовый картонажный переплет с коричневым тканевым корешком. Подписанные автором, они продавались по 10$ тем, кто хотел материально поддержать его, или дарились близким людям; редко, но попадаются в продаже.
Начну с особого экземпляра, имеющего проставленный от руки № 13 на обороте первого листа перед авантитулом, хотя обычно Вирек надписывал книги на форзаце. Под номером – инскрипт, выполненный характерным размашистым почерком

Roos-1Ins

(Достопочтенному Чарльзу Нэйджелу в знак восхищения с добрыми пожеланиями автора). Это настоящая жемчужина, поскольку Чарльз Нэйджел (1849-1940) был не просто знакомым автора, но и одним из наиболее вляительных американцев германского происхождения, как и сам Вирек. Он много лет занимался адвокатской практикой, а в администрации президента Уильяма Тафта (1909-1913) служил министром торговли и труда – последним, поскольку потом из одного ведомства сделали два. На соседней полке у меня стоит выпущенное в 1931 г. собрание статей и речей Нэйджела: экземпляр из числа особых, с автографом автора – адресованным, увы, не Виреку.
Два обычных экземпляра первого издания «Рузвельта» были подарены не столь известным людям. Первый

Roos-Ins3

(Тайному советнику Луису Рингу с дружеским приветом). Второй

Roos-Ins2

(Артуру Винеру, арестанту, от его друга автора). Про Ринга я ничего не выяснил, а «тюремная птаха» оказалась любопытным персонажем. Немецкий еврей Артур Винер, приехавший в Новый свет в поисках лучшей жизни, работал в Нью-Йорке художником-оформителем. С началом войны в Европе он включился в кампанию антибританской пропаганды и летом 1915 г. познакомил влиятельного ирландского деятеля Джереми О’Лири с тайным советником Генрихом Альбертом, казначеем германского «пропагандистского кабинета» в США; оба – приятели Вирека. В конце января 1919 г., после окончания войны и заключения перемирия, Винер, сохранявший германское гражданство, был арестован как «вражеский подданный» (почему не раньше?!) и через девять дней появился на процессе О’Лири в качестве свидетеля обвинения, но отказался дать нужные властям показания. «Если бы Винер оказался слабаком, – писал О’Лири, – дорога на свободу была бы ему открыта, но он не мог сказать то, что, как он знал, являлось преднамеренной ложью». Художник остался в заключении, но никого не «утопил». В купленный мной экземпляр «Рузвельта» с инскриптом Винеру была вложена семейная фотография Виреков и О’Лири, воспроизведенная в однотомнике «Дом вампира и другие сочинения» (Тверь, 2013).
Три экземпляра второго издания «Рузвельта» тоже попали к интересным людям. Первый – нью-йоркский отоляринголог Сэмюэль Розен (1897-1981), а от обращения к такому специалисту не застрахован никто.

Roos-Ins5

(Сэмюэлю Розену с добрыми пожеланиями). Второй – деятель американского еврейского движения и оппонент сионистов (в том числе вирековского друга Людвига Льюисона) Сидней Валлах, получивший книгу на Рождество 1924 г.

Roos-Ins4

(Сиднею Валлаху с добрыми пожеланиями от его друга автора). Был ли у первого подарка глубокий смысл, не знаю, но у второго был: Валлах много лет входил в правление Ассоциации памяти Теодора Рузвельта. Тому же Валлаху - и, видимо, тогда же - были подарены «Песни Армагеддона», о которых в предыдущей серии.
Шестой экземпляр Вирек подписал коллекционеру Томас Хэду, неоднократно упоминавшемуся ранее.

Roos-Ins6

(Тому Хэду, который видит меня насквозь и глубже).
Если попадается седьмой экземпляр «Рузвельта» с дарственной надписью – обязательно куплю.

  • 1
phd_paul_lector April 14th, 2014
Шесть экземпляров!.. Жуть :)

molodiakov April 15th, 2014
Красота!)))

lucas_v_leyden April 14th, 2014
Вот образец для библиофилов будущего!
P.S. На письмо отвечу сегодня или завтра, в спешке доделываю именник небезызвестного издания.

molodiakov April 15th, 2014
Стараемся))) Кстати, в Музее Вирека радикальное изменение экспозиции.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account