Василий Молодяков


Previous Entry Share Next Entry

Недостоверные источники.

Может ли историк пользоваться недостоверными или труднопроверяемыми источниками? Как относиться к информаторам, знающим многое, но опирающимся только на собственную память? Что можно извлечь из их рассказов и как их проверить? Кому следует доверять, кому не следует, и почему? Ответы на эти вопросы - в очередном выпуске "Мастерской".


  • 1
midnike May 14th, 2013
Про веру с придыханием в архивы -- это вы хорошо сказали :) У людей, которые сами не работали с документами, какое-то очень странное представление об этой материи. Когда меня уж сильно достают на эту тему, то я привожу три коротких цитаты из трёх официальных документов, трёх рапортов о событиях 3 июня 1942 г., подписанных различными командирами.

1) 10 B-17, LtCol. Sweeney, USA, off on bombardment mission enemy main body at 1200.
2) 1200 - Flight 92, 6 B-17's, 4 600-lb. bombs each in the air to attack "Main body" reported at bearing 261, distance 700.
3) About 1523, striking unit of 9 B-17's with four 600# demolition bombs each, contacted and attacked the large group.

Как нетрудно догадаться -- во всех трёх речь идёт об одном и том же событии :) А вот попади какому-нибудь доморощенному "ревизионисту" только один из них -- сразу поднимется крик на тему "всё врут книжки, а вот тут, в НАСТОЯЩЕМ ДОКУМЕНТЕ, чёрным по белому написано другое количество!". Хотя имея все три (ну и плюс ещё четыре примыкающих и один протокол допроса) можно спокойно выяснить сколько этих "Летающих крепостей" было на самом деле и, более того, понять чем вызвана разница в цифрах :). Сам по себе этот эпизод не очень значим, просто очень хорошо иллюстрирует работу с архивными источниками, причём даже в тех случаях, когда событие очень хорошо задокументированно.

molodiakov May 15th, 2013
Вы привели отличный пример!

vadiml May 15th, 2013
> Как относиться к информаторам, знающим многое, но опирающимся только на собственную память?

А чем такие информаторы отличаются от мемуаров, написанных опираясь на собственную память?

molodiakov May 17th, 2013
Разница большая! Печатное слово накладывает на автора - и издателя! - бОльшую ответственность. Во многих странах публикация недостоверных или клеветнических мемуаров чревата судебными исками и материальными рисками. В некоторых странах отставные госчиновники обязаны перед публикацией представлять текст своих мемуаров в ведомство, в котором служили, на предмет "госсекретов". Выпуская мемуары, многие авторы (даже не слишком добросовестные) стремятся как-то подтвердить сказанное ими: приводят цитаты из документов, помещают фото людей ("я и...") или самих документов. Не зря говорят: "Что написано пером - не вырубишь топором", особенно если не просто написано, а растиражировано. В устной речи ничего этого нет. Всегда можно отговориться: оговорился, ляпнул не то...

midnike May 17th, 2013
Ровно тем же, чем интервью кого-то человека отличается от написанной им же статьи :)

Грубо говоря, одно дело когда ты долго обдумываешь слова и формулировки, сам решаешь о чём упоминать, а о чём нет, и совсем другое -- отвечать в рилтайме на вопросы, которые определяешь не ты сам.

molodiakov May 17th, 2013
Именно устное интервью в реальном времени, потому что многие интервью даются-берутся в письменном виде. Но они менее "фундированы", чем статья.

midnike May 17th, 2013
Увы мне, криво сформулировал :) Главным отличием я имел в виду не "рилтайм", а то, что в интервью круг вопросов определяется НЕ интервьюируемым. То есть возможность умолчания тоже остаётся, но становится очень уж явной.

Просто у меня перед глазами пример (сюрпрайз!) опять же из моего любимого Мидуэя :) Интервью (Oral History) Джорджа Гэя, единственного выжившего (из 30-ти человек) 8-й торпедной эскадрильи -- образца 1943 г., и его же мемуары 1979 г. Ну и ещё несколько примеров на ту же тему, некоторые из которых слабо вяжутся не только с официальными документами, но и просто с законами физики.

molodiakov May 17th, 2013
Я Вас понял, но счел необходимым подчеркнуть отличие интервью в риалтайме от интервью, в котором есть возможность подумать и более тщательно выбирать слова. Как человек, дававший интервью обоих типов, хорошо это знаю.

fat_yankey May 16th, 2013
У меня сложилось мнение, что при верификации воспоминаний историкам бы здорово могло помочь чтение литературы по психологии памяти. Сейчас есть куча работ исследующих механизмы формирования ложной памяти, мотивы лжи (может слово "ложь" и сильновато, сюда подпадает и разнообразное приукрашивание действительности) и т.п. Ни разу не встречал у историков разбор мемуарных источников с привлечением достижений психологии. А жаль.

Ну и литературоведение-филология тож. Воспоминание это всегда история, а значит строится по литературным канонам. Например, мемуары обычно полны бродячими сюжетами. У историков-медиевистов и античников я нередко встречал анализ источника как литературы (в частности выделение и элиминация бродячих сюжетов). У занимающихся новейшей историей - как отрезало.

midnike May 17th, 2013
Иногда используют. Например, один из тех, кто запустил "ревизию" того же Мидуэя в начале 2000-х, историк-любитель Даллас Айсом, использовал свой опыт юриста. Он, например, хорошо знал о том, что лучше всего запоминаются события, связанные с сильными эмоциями. То есть, опрашивая ветеранов с японских авианосцев, он не требовал от них нарратива типа "где находились самолёты в момент американской атаки?", а что-то вроде "где вы были когда начались взрывы на корабле?" -- и вот это все прекрасно помнили даже через 55 лет. Ну и так далее.

PS. А у медиевистов (особенно источниковедов) всё уже гораздо сложней, чем просто отлов бродячих сюжетов, агиографических сюжетов, цитат и т.д. Это-то уже более-менее отловлено, теперь вот пытаются разобраться ЗАЧЕМ их использовали и какой в это вкладывался смысл. Как пример работы того же Данилевского, или Рудакова.

Edited at 2013-05-17 05:44 am (UTC)

molodiakov May 17th, 2013
Очень верное замечание! Сам ощущаю нехватку подобных знаний - и буду учиться))))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account